kudesnica27 (kudesnica27) wrote,
kudesnica27
kudesnica27

Categories:

Страна мечты. Часть 3. Любовь. Гл. 2, эпизод 1

Глава 2. Свадьба.


Лучия не спала всю ночь. Она ворочалась в постели, постоянно думая об одном и том же и не имея никакой возможности прогнать не ко времени отягчающие голову мысли. После беседы с Аникой, чем бы она не занималась, они не оставляли её. Ночь же – то время суток, в которое невозможно уйти от себя. В конце концов, уже на рассвете, не дождавшись сна, она села в постели, решив проанализировать всё, что её мучило, и принять решение, которое могло бы успокоить её, хотя бы отчасти. На лучший результат она не надеялась, так как впервые ощущала свою интеллектуальную беспомощность перед собственными чувствами. Она поняла, что заигралась. А, заигравшись, полюбила. У неё хватило духу признать, что влюбилась в безродного, и понимала, что его необходимо отпустить. Но как это сделать, если не представляешь себе и минуты, чтобы не думать о нём?Она только и видела перед своим мысленным взором: вот он склоняется в поклоне; вот его красивые грустные глаза будто вздрагивают, когда она обращается к нему; вот он идёт позади неё, и она слышит его шаги… Девушка выучила наизусть этот звук. Она могла бы с закрытыми глазами определить, что движется именно он. И от этого наваждения надо избавиться. Как?! Возможно ли? «Необходимо!» - убеждала она себя. Что там рассказывала царица? Хотите быть правителем – откажитесь от любви? Так говорил отец и Великий король? Мезальянс был невозможен, подобный фаворит грозил стать бедой. «Его никто никогда не примет», - твердил ей разум. «Последняя собака на улице считает своим долгом гавкнуть ему вслед», - говорила Аника. Беда ждала не только Лучию, но и его… Он боялся, желая уехать, и он был прав. «Ааааааааааа…» - стонало сердце девушки. «Ему надо дать такую возможность», - утверждал ум. «Но кто знает, отъехав чуть на север, не ринется ли он на юг?» - вопрошала ревность. Отчего такой могущественный претендент на сердце царицы, как принц Банров, видел в герцоге соперника? Почему Кэн обращался к Анике с жалобами, а она заступалась за него, пусть и тщательно вуалируя свои просьбы? Детство? Допустим, но все уже давно выросли, в том числе, сама Лучия. Она не дозволит обходиться с собой, как с глупышкой! Королева думала так, и тут же обвиняла себя в бездоказательных сомнениях. Девушка ненароком позавидовала Анике. Та могла махнуть рукой, сказать «он должен смириться» и спокойно отбыть в свою вотчину. «Нет, тут любовью и не пахнет, - думала Лучия. – Кто бы мог вот так бросить любимого в столь щекотливой ситуации? Но в то же время – она просила за него… Быть может, она уверена, что я отпущу его? И ведь, на самом деле, надо». Мысли кружили в голове, наслаивались одна на другую, мешались в кучки «за» и «против». Любовь, оказалось, - страшная вещь. Она мощно сталкивает человека не только с обществом, но и с самим собой. Внутренняя война разрушает, потому что и победитель, и побежденный – один и тот же человек, и радость победы с лихвой покрывается болью поражения. Для счастья душе нужен мир. Как было бы всё просто, если б можно было остаться равнодушной… Но девушка уже попала в капкан чувств и выбраться из него могла, лишь отрезав, оставив в его цепком механизме, часть себя. И она пришла к решению…


***


Лучия стояла лицом к окну и с замиранием сердца прислушивалась к шагам Кэна, отчетливо раздавшимся под высокими сводами её большого кабинета. Ей казалось, она спиной чувствует его приближение. Остановился, склонился. Она боялась повернуться к нему, встретиться взглядом, поэтому продолжала смотреть на стекло.
- Добрый день, герцог, - произнесла она. – Отчего Вы не сообщили нам, что Вам необходимо уехать в поместье?
- Впрочем, не объясняйтесь, - быстро продолжила королева, не дав тому возможности ответить, так как испугалась услышать звук его голоса и не суметь сказать всё, что собиралась и к чему готовила себя полдня после бессонной ночи. – Её величество сказали нам вчера. Мы понимаем Ваши заботы. Более того, мы добавим Вам новых. Граф Пшен, под надзором которого были Ваши прежние предприятия, не справился с возложенной на него задачей, они в весьма плачевном состоянии. Полагаем, никто не сможет управлять ими лучше, чем Вы – бывший владелец.
- Благодарю за доверие, Ваше величество, - отозвался Кэн, вновь почтительно склонившись и внутренне ликуя, что Аника сумела выпросить для него отъезд.
- Не стоит. Вы будете регулярно отчитываться перед кабинетом министров и нами, - максимально холодным тоном возразила Лучия и продолжила. -  Королевству нужны такие знающие и умные люди, как Вы, и потому необходимо упрочить Ваше положение -так, чтобы ни у кого не вызывала вопросов Ваша близость к власти и управлению государством. Вам необходимо жениться… на женщине из древнего дворянского рода.
Как ни старалась девушка говорить спокойно, на последней фразе её голос дрогнул, и она, рассердившись на себя за это, твёрдо выдавила:
- Мы настаиваем!
В воздухе повисло молчание, и королева, всё же, обернулась к приглашённому. Тот был ошеломлён, он будто никак не мог вникнуть в смысл услышанного. Его глаза смотрели в пол, он побледнел.
- Но… - только и выговорил он, поднимая взор на Лучию.
- Вы смеете перечить?! – взвинченно воскликнула она, тут же отвернувшись обратно: взгляда его красивых глаз она бы не смогла снести равнодушно.
- Нет, ваше величество, - медленно ответил тот, и в его голосе прозвучали ледяные нотки, каких до сих пор девушка в беседах с ним не чувствовала, сердце её сжалось и словно замерло.
- Просто, ваше величество, позвольте мне выразить сомнение, - нашёлся Кэн, слегка оправившись от шока и начав лихорадочно соображать. – Ни один действительно знатный и богатый дворянский род не отдаст за меня ни одну из дочерей или сестёр, а жениться на женщине из обедневших и разорившихся, купив за кусок хлеба, - в том чести мало. Ещё больше станут презирать.
Королева, обессилев, отошла от окна и опустилась в своё кресло у стола.
- Не переживайте, ваша светлость. И из знатных и богатых отдадут, если мы сами возьмёмся сватать. У Вас есть предпочтения? С кем бы Вы хотели заключить брачный союз? – спросила она, напряжённо ожидая ответа. Девушка заметила, что пальцы её дрожат, и она сжала обе руки в один кулак.
- Мне всё равно, ваше величество, - ответил тот равнодушно, осознав, что обречён, но сжав эфес висящей на поясе шпаги, как будто клинок мог быть его спасением. – С кем прикажете.
- И всё же? Чтобы далеко не искать, например, из моих фрейлин? Среди них много достойных невест. Вы их всех видели. Возможно, выберете кого-нибудь? – не отстала Лучия, желая узнать, кто может быть герцогу мил. Златокудрая и голубоглазая Пшен? Весёлая и приветливая Чендж?..
- Они все одинаково хороши, ваше величество. Мне всё равно, - упрямо ответил тот, но задумался на миг: он был так озлоблен на королеву, на всю аристократию, что в бешенстве перебрал в уме всех, кому хотел досадить больше других. – Впрочем…
- Да? – встревожилась королева, пытаясь, однако, ни чем не выдать волнения.
- Крэнс, - внезапно выдал мужчина с невольной злобой в голосе. – Она оскорбила меня, изволив намекнуть на моё происхождение. Свадьба могла бы стать моей местью, по крайней мере…
Девушка слегка перевела дух. «Ему, на самом деле, безразлично», - подумала она. Королева знала бытующие настроения в семье Крэнс и не сомневалась, что гордячка-графиня могла унизить её любимого. «Пусть поплатится!» - решила Лучия. Постоянную отчужденность своей придворной дамы она принимала за надменность и была уверена – дочери коменданта такой брак не будет в радость.
- Но, вероятно, это слишком жестоко по отношению к Вашей фрейлине, ваше величество, - опомнился Кэн и мягко смиренно добавил. – Сделайте выбор сами, прошу. От Вас я приму любую невесту.
- Нет-нет, отчего же? Прекрасный выбор! – похвалила королева. – Очень древний, богатый, славный род. Вы её получите. Женитесь завтра же.
- Чем быстрее состоится свадьба, тем быстрее Вы сможете уехать, - объяснила она такую поспешность, на что он лишь склонился в ответ. – Но дворец Вы будете строить. Не забудьте, Вы обещали… Тем более, что с богатой женой Вам то станет гораздо проще, и в Королевске он Вам пригодится. А мы будем любоваться на него. Мы бы желали, чтобы и нам осталось хотя бы что-то…
Лучия тихо перевела дух и протянула руку, прощаясь. Разговор вконец измучил её, она была невероятно бледна. Мужчина, как ни был ожесточён, почувствовал её настроение. Ненароком он вдруг увидел, что она красива и юна, и ощутил её глубокую, как омут, грусть. Он приблизился, взял тонкие персты повелительницы в свою ладонь и, склонившись, прижался к ним лбом, задержавшись так на несколько мгновений. Её нежные пальцы затрепетали от прикосновения к его горячей коже, и в сильном волнении она отняла у него руку.
- Ступайте, мы пришлём к Вам посыльного.
Он ушёл, мысленно проклиная всех и вся, а она, беззвучно роняя слёзы, думала: «Ни одна собака не посмеет тявкнуть вслед зятю графа Крэнс»…

Предыдущая запись: https://kudesnica27.livejournal.com/396700.html
Словарь и карта: https://kudesnica27.livejournal.com/350404.html
Сказка на прозе.ру: 1 часть - https://proza.ru/2020/09/19/752;
2 часть (главы1-5) - https://proza.ru/2020/10/04/959, (главы 6-9) - https://proza.ru/2020/10/23/1861, (главы 10-14) - https://proza.ru/2020/11/28/984, 3 часть - https://proza.ru/2020/12/27/1785
Tags: Страна мечты, сказка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments