kudesnica27 (kudesnica27) wrote,
kudesnica27
kudesnica27

Categories:

Страна мечты. Часть 2. Сражение за мир. Гл. 8, эпизод 1

Глава 8. Послания.


Когда Ольва, переодевшись в ночную сорочку, наконец, без сил упала в свою постель, в комнату, предупредительно кашлянув, заглянула Шейла, которая только что пожелала госпоже спокойной ночи.
- Ваше сиятельство, - робко ответила она на недоуменный взгляд графини. – Господин Зэн… Просит принять…
- Паж? – удивлённо вспомнила Ольва, кто такой «господин» Зэн.
- Да, госпожа. Я бы отправила его, но он говорит – срочно…
Фрейлина с усилием потёрла слипающиеся от усталости глаза и, приподнявшись, села в кровати, раздумывая, что может понадобиться от неё этому мальчишке. Жутко хотелось спать. Однако, приняв во внимание последнее поручение, данное ему царицей, она безнадежно махнула руками:
- Зови!
- Ваше сиятельство, Вы не одеты! – предупредила горничная.
- Да неужели же мне опять одеваться? – возмутилась Ольва. – Еще чего не хватало! Её величество сказала, что этот паж ещё не дорос до господина, следовательно, и так сойдет!
- Но, ваше сиятельство! – умоляюще воскликнула Шейла. – Прямо в кровати… Простите меня, но так нельзя. Хотя бы встаньте и накиньте пеньюар, я Вам тотчас подам!
- О… - застонала госпожа, но, всё-таки, встала. Служанка быстро накинула на неё самый плотный пеньюар, какой нашёлся в гардеробе. Ольва прошла в смежную комнату, в которой уже находился Зэн. Он поклонился и бодрым звонким голосом отрапортовал:
- Ваше сиятельство! Простите за поздний визит, но срочное дело!
Паж достал из рукава и протянул фрейлине сложенную бумагу. Девушка сразу узнала почерк - от Моны. Ольва раскрыла записку и быстро пробежала её глазами, потом вчиталась:
«Дорогая Ольва, ваше сиятельство! – писала Крэнс. – Сегодня к вечеру я вновь сказалась больной по известным Вам обстоятельствам, на что Блэст не постеснялся закатить мне истерику, заявив, что, отказываясь сопровождать королеву на приём, я попираю свой долг фрейлины. Он также позволил себе намекнуть, что дружба с Вами, иностранкой, бросает тень на моего отца, на что я предложила премьер-министру отправить меня в родовое поместье, где я могла бы пребывать в полном одиночестве и была бы избавлена от общения не только с иностранцами, но и с ним. Я также заметила, что прекращаю всякое общение с принцем Банровом, так как, несомненно, он - не роскиец. Граф, как будто опомнился и ушёл, но я не долго радовалась своей маленькой победе. Вскоре явился батюшка и запретил мне всякие отношения с Вами, милая моя подруга! Он рассказал, что герцогиня устроила сцену королеве из-за того, что произошло на нашей прогулке, обвинив во всём Вас и меня. Её величество была сильно огорчена, а отец очень дорожит своей ответственной должностью и чрезвычайно трепетно относится к репутации, и я, уповая на свойственную Вам доброту, прошу Вас понять и простить его. Но я лелею в сердце надежду продолжать дружбу с Вами и потому, увидев во дворце пажа царицы, решилась воспользоваться его услугами, ибо через своих посыльных передать Вам записку уже не могу. Он был столь любезен, что вернулся за письмом во дворец, возвращаясь из театра, куда уехал граф сразу после отбытия её величества. У меня сложилось впечатление, что все, кто находится рядом с царицей – люди добропорядочные, и, полагаясь на богов, я доверилась этому юноше. Надеюсь, что не напрасно.
Если я еще могу рассчитывать на дружбу с Вами, дорогая графиня, прошу Вас найти возможность и написать мне. Боюсь, я надолго лишилась теперь и прогулок, так как Блэст объявил королеве, что свежий воздух несомненно вредит моему здоровью, ведь после выездов мне становится дурно. Её величество обеспокоилась и рекомендовала мне пока не выходить. Сможем ли мы ещё увидеться и поговорить, милая Ольва? Разве что представится случай, когда я вынуждена буду посетить какое-нибудь мероприятие, где стану терпеть ухаживания наследника Эльга, и Вы, к счастью, окажетесь там же. Бедный мой папа так ослеплён значимостью и родовитостью нашей семьи, что полагает, будто я могу быть для принца чем-то большим, чем игрушкой. Ваша преданная подруга, Мона».
Ольва задумалась: по сути, Крэнс говорила только о том, что не сможет больше открыто продолжать дружбу с ней, но записка содержала много, возможно, полезной информации, и её, конечно, стоило показать Анике. Но не сейчас.
- Благодарю Вас, Зэн, - сказала девушка пажу и, не удержавшись, зевнула. – Только я не поняла, к чему нужна была такая срочность?
- Во-первых, её сиятельство просила передать Вам записку незаметно, а днём это сделать будет труднее,  - бойко ответил юноша. – А, во-вторых, когда ещё мне может представиться случай увидеть Вас, ваше сиятельство, в столь прелестном виде?
На последней фразе карие глаза паренька весело блеснули, и когда до полусонной Ольвы дошёл смысл его слов, она чуть не поперхнулась от возмущения.
- Да Вы - нахал! Как вы смеете?! – крикнула она.
Ничуть не смутившись, Зэн засмеялся:
- Вы сами только что изволили заметить, ваше сиятельство, что я ещё не дорос до господина, а, следовательно, условности приличий на меня пока не распространяются!
Графиня растерялась: над ней издевались, а она не знала, как осадить этого весельчака.
- Её сиятельство пожалуется её величеству! – вдруг подала голос в защиту своей госпожи Шейла.
Ольва оглянулась на горничную, та аж дрожала от возмущения. «Это просто детский сад какой-то!» - подумала юная графиня.
- Нет, зачем же? – сказала она вслух. – Стоит ли отнимать время у её величества такими пустяками, как баловство этого шалопая?
Девушка встала с кресла, куда присела, пока читала письмо, и подоша к пажу. Тот с озорным любопытством глядел прямо на графиню.
- Раз на Вас приличия не распространяются из-за малолетства, - последнее слово Ольва интанционно подчеркнула. – Стало быть, детские наказания Вам в самый раз!
И она с удовольствием и с размаха отвесила незадачливому пажу пощёчину. Зэн никак не ожидал подобного оборота. Слегка покачнувшись от удара, он прикрыл ладонью покрасневшую щеку, но тут же выпрямился. Однако в глазах его читалось изумление, но не обида. Графиня повернулась, отошла и вновь села в своё кресло.
- Спешу заметить, ваше сиятельство, - прозвучал задорный голос юноши, и во взгляде его вновь заиграл ехидный огонек. – Моё малолетство - весьма относительно и определяется лишь принадлежностью к полу. Я – ровесник вашего сиятельства, и не виноват, что женщины старятся быстрее мужчин. Но я, тем более, не расстроен, что получил затрещину от столь прекрасной руки!
- По-моему, Шейла, - обратилась фрейлина к горничной. – Господин паж нарывается на вторую оплеуху…
Зэн тут же подошел к креслу графини, шмякнулся перед ним на одно колено и подставил девушке другую щеку. Ольва расхохоталась. Она уже не могла сердиться на этого дерзкого и весёлого парня. Более того, она подумала, что подружиться с ним было бы очень даже интересно.
- Ладно, встаньте, Зэн! Я Вас прощаю, - сказала Ольва. – Спокойной ночи!
- Ваше сиятельство! А как же награда за доставленное письмо? – паж встал, но не двинулся с места.
Графиня смутилась: действительно, он ведь не обязан был передавать ей записку…
- Я очень благодарна Вам, Зэн, но я не знаю, что могу Вам предложить, - растерянно ответила она.
- Позвольте поцеловать ту руку, которой оказали мне честь, ударив!
Ольва поняла, что этого сорванца не так-то легко унять. Она рассмеялась вновь и протянула ему кисть. Тот на удивление почтительно припал к ней губами, и только после этого, серьёзно и галантно раскланявшись, вышел.
- Ваше сиятельство, - решилась вновь заговорить горничная, и в голосе её прозвучала раздосадованность. – Вы ничего ему не должны. Вы – столь высокородная дама, что оказываете пажу честь, уже разговаривая с ним. Напрасно Вы ему спустили, а тем более – руку дали. Вы могли бы просто рассказать обо всём статс-даме, если не хотите беспокоить её величество, и его бы наказали.
- Шейла, я разве спрашивала Ваше мнение? – оборвала её причитания графиня. Служанка дрогнула, и Ольва мысленно упрекнула себя за грубость.
- Да, Вы можете меня поправлять. И даже нужно это делать, - мягким примирительным тоном продолжила госпожа. – Но в данном случае, я полагаю, что права. Жаловаться на пажа – это глупо, по меньшей мере. Тем более, баронессе. К тому же, он оказал мне большую услугу, и не спорьте…
Ольва махнула рукой, предупредив Шейлу, чтобы та не вздумала ей перечить.
- Я очень устала: спать, спать, спать! - закончила разговор юная графиня. Она прошла в спальню, и пока служанка безропотно кинулась поправить слегка сбившуюся постель, глянула на себя в зеркало. В отражении она увидела бледное лицо с внимательными серо-зелеными, чуть припухшими от усталости глазами, в обрамлении рассыпавшихся волнами по плечам светлых волос и худенькую изящную фигурку в пышных розовых кружевах пеньюара и выбивающейся из-под него тонкой полупрозрачной сорочки. «А он прав, - подумала Ольва и улыбнулась своему отражению. – Так я выгляжу прелестно!» Улыбка всё еще играла на её устах, когда девушка вновь улеглась в уютную кровать и, не успела Шейла подоткнуть одеяло, ушла в страну снов.

Предыдущая запись: https://kudesnica27.livejournal.com/376016.html
Словарь и карта: https://kudesnica27.livejournal.com/350404.html
Сказка на прозе.ру: 1часть - https://proza.ru/2020/09/19/752; 2 часть (главы 1-5) - https://proza.ru/2020/10/04/959, (главы 6-9) - https://proza.ru/2020/10/23/1861



Та же музыка на YouTube: https://youtu.be/ZV-pga0XLEU
Tags: Cécile Corbel, Страна мечты, музыка, сказка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Цветики-цветочки

    да у нас в Солотче))) Вот те, что украшали собой вход в полюбившееся кафе: Эти радовали у входа в гостиницу:…

  • Спросить у бубна

    всегда интересно) Что скажет вам бубен? И на удивление у меня именно сейчас играет "Голос севера" Bjarla. Но я вам лучше поставлю…

  • Приключение 2, или почти Дерсу Узала))

    На второй день отдыха распогодилось, и мы решили рвануть до места, где я давно не была, а в детстве проводила почти каждое лето - Ласково. Там…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments