kudesnica27 (kudesnica27) wrote,
kudesnica27
kudesnica27

Category:

Страна мечты. Часть 2. Сражение за мир. Гл. 5, эпизод 1

Глава 5. Ночь и день.

Всю дорогу до посольства господин Тог только и делал, что в восторженных эпитетах рассказывал, как ловко её величество поставила на место графа Блэста, из чего Ольва примерно смогла понять ситуацию вокруг страны под названием Галия, которой почему-то никто не хотел оказывать помощь, а царица её, всё-таки, добилась.
- Позвольте поздравить Вас, ваше величество, и выразить восхищение! Вы были столь блистательны! Какой успех! Такие результаты за такой короткий срок! – рассыпался в комплиментах господин Тог, как только царица и её свита пересекли порог посольства.
- Какой успех? Какие результаты? О чем Вы, господин посол?! – внезапно резко ответила, молчавшая всю дорогу, Аника. – Всё ужасно!
- Госпожа Милси приехала? – спросила она первого попавшегося служащего, остававшегося в посольстве.
- Никак нет, ваше величество! – отрапортовал тот.
- Почему она не едет? Отчего же так долго? – расстроено задавала вопросы царица, не обращаясь ни к кому конкретно, отчего они звучали риторическими.
Поднявшись в свои апартаменты в сопровождении посла и фрейлин, Аника устало бросилась в кресло, и только тут позволила себе расслабиться: лицо её приняло измученное тревожное выражение, она поднесла руку ко лбу и выговорила:
- Как я могла? Как я могла всё так запустить? На кого я бросила эту девочку? На кого понадеялась? Она мне не верит! Как пробиться теперь через эту стену? Какой ключ подобрать? И Банров тут. Как не кстати! Как не кстати!
- Осмелюсь доложить, ваше величество, принц пребывает здесь, как частное лицо. Он не может помешать переговорам, - робко заметил посол.
- Запомните, господин Тог – наследный принц не может быть просто «частным лицом»! Никогда! …У меня болит голова! Принесите же кто-нибудь вина!
Поднос с бокалом тут же оказался рядом с царицей, так как две горничные стояли в дверях, ожидая распоряжений, а за дверьми - охрана и вышколенные лакеи.
- Мы теряем драгоценное время, господин Тог. Блэст будет тянуть его изо всех сил.
- Ваше величество, он не найдет столько хлеба! У него его столько попросту нет! И завтра же он потерпит фиаско!
- Что Вы знаете, господин посол, если до сей поры считали только персики у себя в саду? – зло оборвала его царица, и посол покраснел так, что Ольва всерьёз испугалась, не хватит ли его сердечный приступ.
- Даже если у него нет хлеба, - выпив вина, смягчила тон государыня. – Он будет просить у королевы отсрочки под самыми разными предлогами. Мы просчитались, не стоило брать на себя часть расходов…
- Ваше величество, - решилась подать голос графиня. – Вы поступили абсолютно правильно…
Тог и баронесса глянули на девушку так, что та сразу поняла – она ляпнула что-то не то. Но Аника подняла голову, и её глаза оживились интересом.
- Вы имеете смелость судить, ваше сиятельство? – произнесла она.
«Так вот в чем дело!» - отметила про себя Ольва, а вслух сказала:
- Люди же голодают… Они есть хотят.
Аника тихо засмеялась, покачав головой.
- Добрая душа!  - сказала она. – Столь же добрая, сколь неопытная…
Царица вздохнула, и устало произнесла:
- Пора ложиться! Завтра будет ещё более сложный день.
Но тут в комнату мелкими шажками вбежала госпожа Тог:
- Ваше величество! Простите, ваше величество! Но приехал его высочество принц Эльга Банров! Просит принять!
- В такой час? – возмутилась статс-дама. – Ваше величество, позвольте, я выйду и скажу, что Вы уже легли и не принимаете?
Аника на минуту закрыла глаза и побледнела.
- Нет! – не разрешила она. – В нашей ситуации мы не можем его не принять. Но… просите обождать. Скажите так: мы уже собрались лечь, и нам нужно время, чтобы накинуть платье. Ступайте, Лора! Господин Тог, вы можете идти, а Вас, графиня, я вынуждена задержать: будете сидеть с баронессой поодаль. Только ради всех богов, не вступайте в разговор!
Ольва послушно поклонилась и села на указанный стул.
- Разденьте же меня! – приказала Аника горничным и вошла в одно из смежных помещений, служившее гардеробной. Служанки кинулись за ней.

***

Прошло несколько минут, как Лора вернулась в гостиную царицы, когда та отпустила служанок и вышла из гардеробной. На царице было яркое бирюзовое домашнее платье, плотно обтягивающее грудь и талию и падающее свободными складками в пол. Колоколообразные рукава его и юбка открывали пышную пену белых кружев нижней сорочки. Кружевная рюша также нежно обрамляла белоснежное тело царицы вплоть до груди вдоль глубокого узкого выреза ворота. На ногах игриво сверкали драгоценными камнями домашние туфельки, а распущенные пепельные локоны были небрежно схвачены на макушке заколкой, переливающейся в приглушенном свете свечей блестящими огоньками. Ольва поняла, что такие перемены в облике не случайны: Аника выглядела не официально нарядной, а роскошно-обворожительной, чтобы сердце любого мужчины дрогнуло, глядя на неё. Государыня села в своё кресло и дала баронессе знак пригласить принца.
Тот не замедлил явиться вслед за Лорой. Статс-дама отошла и села рядом с Ольвой, а Банров, отвесив поклон, уверенно подошел к сидящей Анике, остановившись лишь в шаге от её кресла.
- Благодарю Вас, ваше величество, что оказали мне честь и приняли меня!
- Я приняла Вас, ваше высочество, в столь неурочный час, полагая, что только важное и неотложное дело, могло послужить причиной столь позднего визита, - холодно ответила та.
- Безусловно, ваше величество! Ведь мир между соседними государствами – довольно весомая причина, как Вы считаете?
Аника подняла приопущенные ресницы, внимательно взглянув на посетителя, но ничего не ответила.
- Но прежде, - ни капли не смутился принц. – Позвольте выразить, как я был безмерно счастлив узнать, что Вы вышли, наконец, из своего добровольного заточения, и вновь явились перед нами во всём неотразимом блеске Вашей красоты!
Царица вновь промолчала. Его высочество продолжал:
- Я пришел искать мира и согласия. Согласитесь, ваше величество, что ссора между такими людьми, как мы, может иметь самые серьёзные неблагоприятные последствия для наших стран. Я предлагаю забыть нашу последнюю встречу, и всё, что с ней связано.
- Мы не помним, чтобы мы ссорились с Вами на приёме у Лучии. Что же касается событий десятилетней давности, - голос Аники задрожал. – То не пристало Вам мучить меня моим несчастьем.
- Ваше величество, смею заметить, случившееся несчастье – не только Ваше. Но даже память о нем Вы склонны считать лишь своей!
- Конечно, ваше высочество, - на взвинченных нотках возразила женщина. – Вы же уже, похоже, забыли, раз просите и меня! А я так напомню, как жестоко Вы оскорбили нас! Какие обвинения Вы нам предъявили!!!
- Но, смею напомнить, что и Вы обидели нас! – не сдался принц, и тон его голоса сменился, став жёстким.
- Ваше высочество, - возвысила голос и царица. - Мы имели все основания подозревать Вас, имея в виду те интересы, о которых Вы неоднократно заявляли!
- Но Вы, кажется, запамятовали, что и я имел ровно такие же основания! – резко выделил каждое сказанное слово её высокомерный гость. В глазах царицы полыхнула вспышка гнева, было заметно, что она еле сдерживается. Принц же, выдержав маленькую паузу, словно успокаиваясь, вновь смягчил тон:
- Прошлое не воротишь и не изменишь. Его можно лишь постараться стереть из памяти, и жить дальше. И только так! Я забыл, забудьте и Вы! Вы всегда мудро стремились к миру, я – тоже. Начнем всё с чистого листа, ваше величество.
Аника опустила веки и тихим сдавленным голосом ответила:
- Вы не поймете этого, принц, но мы никогда не сможем забыть… Наше горе навсегда останется в нашем сердце.
Венценосная женщина не смогла сдержаться и скупая слеза, всё же, скатилась из её глаз. Ольва понимала в этой сцене лишь одно, царице плохо, а этот наглец явно пользуется своим высоким положением и потому безнаказанно мучает государыню. Фрейлине хотелось встать и вытолкать его взашей. Графиня глянула на Лору: та, похоже знала больше, но испытывала примерно те же чувства – у нее дрожали руки.
- Лишь в одном Вы правы, - продолжила Аника, усилием воли остановив слёзы и преодолев дрожь в голосе, и от того медленно, с трудом выговаривая каждое слово. - Даже плохой мир лучше хорошей ссоры. И коли Вы готовы не держать зла в Вашей душе, то и мы прощаем Вам. Мы согласны на мир.
На лице Банрова появилась довольная надменная улыбка, он шагнул к креслу, протянул свою руку и взял в неё лежащую на подлокотнике руку Аники. Та не шелохнулась и не сопротивлялась, застыв, словно скульптура.
- Я знал, что Ваш, всегда достойный восхищения, ясный ум одержит верх над ненужными плохими эмоциями, - сказал принц. -  И, позвольте выразить восторг, Вы так прекрасны! Прекрасней, чем когда-либо!
Он одарил царицу дерзким, окутывающим всю её фигуру, взглядом, наклонился над ней и надолго прижался губами к кисти удерживаемой руки.
- Ваше высочество, мы невыносимо устали сегодня, - холодно напомнила государыня чересчур пылкому кавалеру и высвободила, наконец, свою руку из его.
- Да, ваше величество, разумеется, - Банров будто опомнился, что он с царицей не наедине, и отошел на пару шагов. – Ещё раз благодарю Вас за приём и мудрое решение!
Мужчина склонился в поклоне.
- До свидания, ваше высочество!
- Да завтра, ваше величество! – улыбнулся принц своей полуулыбкой-полуусмешкой, слегка кивнул фрейлинам на прощание и вышел той же уверенной быстрой поступью, что и вошел.
- Боги мои! Властитель мой! Тошно… Как тошно!!! – тихо вскрикнула Аника, как только он скрылся за дверьми, и затихли звуки шагов – его и сопровождающих его дворян, оставленных им в холле. Она согнулась в кресле, как от невыносимой муки, и так закачалась из стороны в сторону. Лора бросилась к ней, встала на колени и схватила её ладони в свои:
- Ваше величество! Ваше величество! Что с Вами? Позвать врача? Ваше величество! Скажите, ради всех богов, чем облегчить Ваши страдания?
Аника подняла на неё лицо, выражавшее такую безнадежность, усталость и боль, что Ольве, подошедшей и стоящей за баронессой, стало страшно.
- Что же Милси не едет? – вновь спросила царица, как будто это был главный вопрос в её жизни.
- Ваше величество, она приедет, я уверена, если не сегодня ночью, то завтра – непременно. Вы же знаете, она не станет ждать. Хотите, я сегодня не лягу спать, останусь с Вами? Только прикажите, ваше величество!
- Нет, Лора, спасибо! – государыня тяжело вздохнула и, выпрямившись, откинулась на спинку кресла. – Завтра Вы должны быть во всей красе! Лучше прикажите подать мне ещё вина. Идите к себе, дамы, ложитесь отдыхать.
Баронесса выбежала в холл, махнула ожидающим горничным и сама подала царице наполненный бокал и графин со светлой жидкостью.
- Идите, спасибо, баронесса! Спасибо, графиня! Приятных снов! – отпустила фрейлин Аника.
Те синхронно склонились в глубоком реверансе и вышли из покоев царицы.

Предыдущая запись: https://kudesnica27.livejournal.com/364609.html
Словарь и карта: https://kudesnica27.livejournal.com/350404.html
Сказка на прозе.ру: 1часть - https://proza.ru/2020/09/19/752; 2 часть (главы 1-5) - https://proza.ru/2020/10/04/959

 И соответствующая тяжёлая музыка ( в подавленном состоянии слушать не советую!):



Та же музыка на YouTube: https://youtu.be/-MrxpvYKgsc
Tags: egor grushin, Страна мечты, музыка, сказка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments