kudesnica27 (kudesnica27) wrote,
kudesnica27
kudesnica27

Category:

Страна мечты. Часть 2. Сражение за мир. Гл. 4, эпизод 7

Чендж махнула музыкантам и запела:
Широка и глубока,
как река, моя тоска.
И прозрачна, и светла,
как вода, моя слеза.

Говорил что – позабудь.
Уготован всем нам путь.
Твой – прославлен будь в веках!
А моя судьба – река.

Пусть стакан лежит, разбит.
Пролит яд, но он убит.
Горче яда поднесла
мне любовь моя Судьба.

Как душа теперь мертва,
холодна в реке вода.
Будь прославлен же в веках!
А моя судьба – река.

Тонкий голосок графини лился стройной грустной мелодией, музыканты с чувством выводили свои партии, и все в зале поневоле поддались очарованию песни. Царица заметила, как прониклась печальной музыкой Лучия - как ещё больше побледнело и сосредоточилось лицо венценосной девушки, заблестели тёмные глаза, а тонкие пальцы сжали сложенный веер.
- Браво, графиня! – похвалила Аника, когда музыка умолкла, и придворные дружно зааплодировали. – Но отчего столь грустный репертуар?
- Мы очень любим этот старый романс, - ответила вместо Чендж её королева. – Он трагичен, как и история его написания, но прекрасен, согласитесь? Девушка, утопившаяся из-за несчастной любви… Я только не совсем могу понять третий куплет: «пролит яд, но он убит», и никто не может объяснить мне. Автор скрыл смысл. Тем не менее…
Разволновавшись, Лучия на заметила, как перешла на неофициальный тон. Аника улыбнулась и заметила:
- Мы можем Вам объяснить, ваше величество.
- Кхы, кхы-г, - вдруг закашлялась герцогиня.
- Что-то не так, ваше высочество? – заботливо поинтересовалась царица.
- Ваше величество, позвольте заметить, - прокряхтела Тсонс. – Что подобные истории не предназначены для ушей юных девушек.
- Ваше высочество! – прозвенели в голосе её племянницы ледяные нотки. – Позвольте и нам заметить, что мы – давно уже не просто «юная девушка», но Ваша королева!
Под гневным взглядом Тсонс покраснела и обмякла, хотя и пропыхтела что-то про приличия, но её уже никто не слушал.
- Пожалуйста, расскажите, ваше величество, - обратилась к Анике Лучия.
- Конечно. Однако кое в чём герцогиня права. Этой историей могут быть задеты Ваши чувства, но Вы – королева, для Вас нет ничего важнее знания, ибо следует знать причины явлений, чтобы понять их суть, а, поняв – управлять ими. А вот Вашим придворным дамам такие знания вовсе не обязательны.
- Что ж, тогда мы сдвинем кресла, и Вы сможете рассказать нам на ухо, - сказала Лучия и тут же встала, дабы привести слова в действие. Аника и остальные вынуждены были подняться вслед за ней, что вызвало некоторый переполох, но королева махнула веером, разрешая всем сидеть, и только кресла их величеств были придвинуты друг к другу так, что соприкасались подлокотниками, села сама. По приказу хозяйки приёма музыканты вновь заиграли, и вечер, казалось бы, вновь потёк привычным ходом, но шептавшиеся в центре залы коронованные дамы вызывали столько любопытства, что, так или иначе, притягивали к себе всё внимание. Уже одна степень доверия, оказанного юной королевой царице-иностранке, вызвала множество пересудов. Из тех же, кто сидел рядом с их величествами, одна лишь герцогиня всем видом выказывала беспокойство.
Между тем, царица начала рассказ:
- Эта песня посвящена трагической любви Вашего отца к красавице Шейне, ваше величество.
Лучия подняла удивлённый взгляд на Анику.
- Да-да, - подтвердила её собеседница. – В ту бытность он был ещё принцем, наследником империи, созданной Вашим дедом, Роском-Воителем. К тому времени им уже были завоеваны Галия, часть Королевства Трех Королей, опустошенный Раёк, часть Эльга, которая с переменным успехом отвоевывалась эльгийцами, но переходила к Роскии снова, и шла длительная кровопролитная война с Юганой, покушавшейся на южные земли Галии и Роскии. На завоеванных территориях то и дело вспыхивали восстания, с трудом подавляемые. Дела же на юге шли так плохо, что земля вплоть до истоков реки Славы находилась под властью султана. Королю, Вашему деду, бывшему в молодости прекрасным воином, тяжело давалось управление огромной и неспокойной империей, тем более, что он имел болезненную тягу к вину и слабому полу. Фаворитки менялись, от чего страдала казна, но и это было бы не так страшно, если бы не одна из них – Цита, сумевшая полностью подчинить себе короля. Женщина непомерно тщеславная и алчная, она удалила ото двора всех бывших советников - представителей знатного дворянства, посадив на ответственные посты своих родственников, опустошила казну своими прихотями, и, не остановившись в своем желании обогащения, завела переписку с дворами соседних государств, кого - терроризируя угрозами войны, а от кого – получая деньги за раскрытие государственных тайн. Глухое недовольство знати правлением короля было уже готово вылиться в отрытый бунт, и принц видел всю катастрофичность положения, но отец был глух к его словам. Старый Роск обретал слух лишь ночами, со своей любовницей. И тогда кто-то посоветовал наследнику, видя в нем надежду страны, найти девушку, превосходящую красотой и умом немолодую уже Циту, чтобы завлечь короля и свергнуть власть ненавистной всем фаворитки. Принц нашёл этот подход разумным, и по его приказу такую девушку нашли. Юная красавица Шейна была дочерью мелкого дворянина, и тот, по бедности, не мог до той поры представить её ко двору. Но когда сильные мира сего в ком-то заинтересованы, деньги всегда находятся. Шейну приодели и пригласили во дворец. Её сразу заметили, как бы ни старалась противостоять этому Цита. Но не один старый король оказался пленён красавицей. Принц разглядел в ней не только красоту, о которой был уже наслышан, но чистое доброе сердце, а она была сражена не только острым умом, которым уже тогда славился его высочество, но и красотой наследника трона. Их души потянулись друг к другу, но нет ничего более жестокого, чем политика. Как не пыталась Цита отвлечь внимание короля, через некоторое время он сделал юной красавице недвусмысленное предложение. Девушка, попавшая в капкан королевской страсти, не желая проводить с ним ночь, приготовилась бежать из дворца, наивно надеясь на помощь принца, которого любила и в чьем взоре неоднократно читала взаимность. А испугавшаяся потери влияния фаворитка решила использовать последнее из известных ей средств: она приказала приготовить и влить в питьё Шейны яд. Однако люди, преданные принцу, следившие за Цитой и ожидавшие подобных действий, обнаружили её намерения и предупредили его высочество. Трудно представить себе чувства Вашего отца, Лучия, когда, придя к Шейне, он разбил все сосуды с питьём, но запретил ей покидать в эту ночь дворец. Принц принес в жертву свою любовь государственным интересам, и, скрепя сердце, объяснил, какая роль уготована влюблённой в него девушке. Возможно, он надеялся позже изменить ситуацию, но в тот злополучный вечер ушёл от Шейны, а её стерегли до прихода его величества. Не снеся переживаний, девушка убила короля, вонзив ему в сердце кинжал, который тот всегда носил при себе, а после – утопилась в реке, выпрыгнув из высокого окна Старого замка.
- Мне говорили, деда убил иностранный шпион, - сдавленным голосом проговорила Лучия.
- Шейна была галийкой. Факт всегда можно представить так, как удобно.
- Откуда Вы знаете это? – с вызовом в голосе спросила королева.
- Нам эту историю поведал король Гал, когда ещё общался с нами, - с лёгкой усмешкой ответила Аника. – Во времена тех событий он состоял пажом при наследном принце, и всегда был близким другом Вашего отца. Эту-то историю от Вас не должны были скрыть?
- Нет, хотя теперь мне хотелось бы послушать её и из Ваших уст, Аника, - и, внимательно взглянув на царицу, спросила. – А сам отец ничего не говорил Вам про эту свою любовь?
- Лишь упомянул как-то, вскользь… Мы были на реке, которая стала носить имя утопившейся в ней, и он сказал: «Если хотите быть настоящей правительницей, откажитесь от любви, а если вздумаете быть настоящим человеком и любить - откажитесь от власти».
Тень воспоминания заволокла на минуту ясный взор царицы, и с убедительной искренностью она добавила:
- Самое печальное здесь то, что он был прав…
- В чём? – тихо откликнулась, немало взволнованная её рассказом, Лучия.
- Монархам нельзя любить.
Но, опомнившись, Аника улыбнулась и сказала:
- Не волнуйтесь, ваше величество! Из правил есть исключения и, возможно, Властитель распорядится так, что Ваша судьба станет одним из них.
- Вряд ли, ваше величество, - отозвалась девушка. Она смотрела на свою гордую собеседницу и чувствовала, что не может ей не верить, как бы того ни хотелось. Лучия помнила, как в детстве ездила с отцом в Старый замок, стоявший неподалёку от Выходска, и как надолго он замирал, глядя в воду реки, обозначенной на древних картах, как Королевская, а в новых – Шейна; а позже – как терялась тётка, когда не могла внятно объяснить столь нелепое, на взгляд принцессы, переименование, да и сейчас  - стоило только поглядеть на герцогиню – становилось очевидным, что она знала, но скрывала правду.
- Ваше величество, я уже жалею, что поведала Вам эту трагичную повесть, Вы так грустны, - забеспокоилась царица. – Позвольте, баронесса Лора развлечёт Вас своими талантами. Уверяю Вас, она поёт весьма недурственно. Певица из неё однозначно лучше, чем из нас - рассказчик.
- Да, конечно, - усилием воли стряхнула королева одолевавшие её мысли. – Но сначала позвольте услышать Вашу версию восшествия на престол короля Гала: Вы обещали.
- О, нет ничего проще, тем более, что эта история, хотя и не менее драматична, но с хорошим концом. Во время покорения Галии, вернувшись из победоносного похода, Ваш дед привёз с собой мальчика, совсем ещё младенца. Он сказал, что тот из благородной семьи, и велел воспитать его вместе с принцем, сделав наперсником и пажом. Дети росли бок о бок и душа в душу, а когда стали взрослыми, дружба их только окрепла: не было молодому Роску человека более близкого и преданного, чем Гал, который не помнил ни своего родства, ни имени. Но Империя к тому времени стояла шатко: чем дальше, тем мощнее становилось освободительное движение в Галии, тогда как позиции Роскии слабели с каждым днём. Галийцы сумели объединиться и готовились восстать все разом, а их лидеры, графы Севенэлл и Бикэлл, без устали искали своего принца – галийские король и королева были убиты, но никто не знал судьбу наследника. Севенэллу повезло: перед смертью один из приспешников старого Роска, галиец по происхождению, раскрыл ему секрет, покаявшись. Он рассказал, как смеялся Завоеватель, видя, как сын, прежде могущественного соседа, служит у его наследника на посылках… Граф сумел тайно связаться с Галом. Он посчитал счастливым случаем, что тот так близок к молодому Роску, ставшему уже к тому времени монархом: ведь ничего не стоило просто занести кинжал над ничего не подозревающим королём…
Царица заметила, как вздрогнула Лучия на последних словах, но, так как та молчала, продолжила.
- Галу предстоял нелёгкий выбор - либо предать человека, ставшего ему за долгие годы практически родным и глубоко им почитаемого, либо – многие поколения предков и весь свой народ, в надежде смотрящего на него, как на освободителя. К недоумению Севенэлла он в ужасе бежал из дворца в Галию и оттуда бросил другу вызов на открытый и честный бой. Роск не стал драться: кроме всех иных обстоятельств, он принял в расчёт состояние своих измотанных в бесконечных сражениях солдат и боевой дух униженных правлением его отца галийцев, справедливо требующих обратно исконное, родное. Пережив потерю любви, он решил не жертвовать дружбой и признал права Гала, заключив с ним выгодный союз. Вместе они разбили войска Юганы, очистив свои земли от наместников султана и прекратив его многочисленные набеги на южные города. Заключили перемирие с Эльгом, укрепили границу с Ламаской. Свободная торговля на территории Галии и открытые пути быстро обогатили Роскию, прибавив не только влияния на другие государства, но и благополучия её подданным. Могущество не всегда завоёвывается оружием, а вот без разумности и гибкости ни в одном деле не обойтись, - заключила Аника.
- На сей раз, Ваш рассказ весьма схож с тем, что я знаю, - заметила королева. – Мне не солгали.
- Да как можно, ваше величество? – тяжело дыша, возмутилась герцогиня. – Разве кто-то когда-то смел говорить Вам неправду? Я лишь позволяла себе скрыть некоторые скабрёзности, не приличествующие коснуться Вашего слуха!
- Порой, мелкие детали крайне важны для понимания ситуации в целом, - вежливо откликнулась царица.
- Мы согласны, ваше величество,  - сказала на то Лучия и обратилась к статс-даме. - Но прощаем Вам, тётушка. Мы уверены, Вы действовали из добрых побуждений, но впредь Вам не следует повторять данных ошибок.


Предыдущая запись: https://kudesnica27.livejournal.com/363347.html
Словарь и карта: https://kudesnica27.livejournal.com/350404.html
Сказка на прозе.ру: 1часть - https://proza.ru/2020/09/19/752; 2 часть (главы 1-5) - https://proza.ru/2020/10/04/959

P.S. Надеюсь, я вас не слишком утомила? Тогда вот песня, которая близка по смыслу, но не по настроению, и тем не менее я взяла слова из неё эпиграфом ко второй части:



Та же песня на YouTube: https://youtu.be/UHAfXR1374g
Tags: Марко Поло, Страна мечты, музыка, сказка
Subscribe

  • Февраль на календаре

    , который мне подарили на НГ, выглядит очень достоверно: Сегодня целый день слышно, как капает за окнами тающий снег. Решила в связи с этим,…

  • In vino veritas

    Безвременье в природе. Не поймешь: то зимний снег или осенний дождь? И на душе который день подряд: Уныние, тоска, надеждопад... Сегодня природа…

  • Закат и рассвет

    Возвращалась с работы и щелкнула-таки дважды камерой. Облака уж больно красивые) Я - не любитель индустриальных пейзажей, но что ж…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Февраль на календаре

    , который мне подарили на НГ, выглядит очень достоверно: Сегодня целый день слышно, как капает за окнами тающий снег. Решила в связи с этим,…

  • In vino veritas

    Безвременье в природе. Не поймешь: то зимний снег или осенний дождь? И на душе который день подряд: Уныние, тоска, надеждопад... Сегодня природа…

  • Закат и рассвет

    Возвращалась с работы и щелкнула-таки дважды камерой. Облака уж больно красивые) Я - не любитель индустриальных пейзажей, но что ж…