kudesnica27 (kudesnica27) wrote,
kudesnica27
kudesnica27

Categories:

Страна мечты. Часть 1. Гл. 2, эпизод 3

Обещание, данное своей спутнице, Ольве оказалось выполнить легко: к вечеру того же дня у неё начался жар со всеми признаками простуды. И хотя, она не жаловалась, Дирс, заметивший, как к ужину покраснели щёки девушки и нездорово заблестели её глаза, сообщил о своем наблюдении Анике, и та зашла к больной. Женщина бесцеремонно пощупала лоб Ольвы, приказала показать язык и горло, потом принесла несколько склянок и дала указания, сколько, когда и как применять находящиеся в них лекарства. Одно из них она заставила выпить девушку сразу. Оно было столь горьким, что Ольву чуть было не стошнило, но лекарша так резко прикрикнула на свою пациентку, что у той от испуга пропали всякие позывы к рвоте. Убедившись, что Дирс всё понял, Аника покинула каюту.
Время на корабле Ольва провела на границе яви и бреда: перед её мысленным взором то вставали картинки из прошлого, то бушевал океан, то потолок каюты, мелькали лица Дирса и Аники. Больная полностью отдалась в их руки: глотала, что они подносили к её рту, давала себя щупать, прослушивать ритм сердца. Стыд отступает перед болезнью. Ей казалось, что она вот-вот умрет: а раз так, то какая разница?
Тем не менее, однажды, после неожиданно долгого и глубокого сна, Ольве стало настолько легче, что она попросила Дирса принести ей что-нибудь поесть. Её неустанный сторож сразу принес тарелку обычной каши, которую изголодавшаяся больная съела с большим аппетитом.  После данного нехитрого обеда, девушка снова уснула и, проснувшись, почувствовала себя настолько бодрой, что одарила этот мир улыбкой. Охранник увидел и улыбнулся в ответ.
Вскоре явилась и Аника.
- Вижу, что Вам значительно лучше, - вместо приветствия произнесла она. – Это кстати. Мы скоро сойдём на берег. Там Вы увидите других людей, но общаться Вам следует пока только со мной, Дирсом, Вансетом и Кэном, которому я вас представлю тут же по прибытии. Кэн Вас поймет, а Дирс и Вансет предупреждены, что Вы - несколько необычный человек, плохо воспитаны и тому подобное…
В довершение фразы женщина неопределённо махнула рукой.
«Плохо воспитаны!» - Ольва чуть было не поперхнулась сухарём, который в тот момент грызла. «На себя бы посмотрела», - подумала девушка про Анику. Ещё ей хотелось заметить, что «общаться» с Вансетом и Дирсом немного затруднительно: обратная связь существует лишь в виде невнятных кивков головы, но не стала, так как последний в это время  принес ей воды. Даже если у нее «плохо с воспитанием», Ольва решила, что нетактично при немом упоминать о его изъяне.
- Вам надо привести себя в порядок: Вы плохо выглядите, - продолжила Аника. – Платья нам сейчас взять негде, Вы просто получше закутаетесь в плащ, но надо хотя бы причесаться.
«Неплохо бы на этот случай иметь хотя бы зеркало и расчёску», - подумала Ольва, что и высказала тут же вслух.
 - Да, конечно… - неожиданно задумчиво и рассеянно ответила Аника. – И вот ещё что: Вам следует именовать меня «ваше величество».
На сей раз Ольва, действительно, поперхнулась, а точнее - захлебнулась водой, которую пила. Она мучительно закашлялась. Аника объяснила:
 - Я – царица маленького государства на юге, а всех монархов именуют «ваше величество». Вы же, с этих пор, – моя фрейлина, графиня, и Вас будут именовать «ваше сиятельство».
 - Ой,  - ойкнула Ольва.
- Да, привыкайте. Уверена, Ваша прекрасная родословная уже отражена во всех скрижалях этого мира.

***

Прическа, в просторечии именуемая «хвост», которую сделала себе Ольва, Анику не устроила.
- Не годится, - категорично заявила она. – Нужно переделать.
- Единственное, что ещё можно сделать с моими волосами, - не менее уверенно ответила Ольва. – Заплести косу, но кос я не люблю.
- Хорошо, - вздохнула Аника. – На время возьму на себя обязанности Вашей горничной. И не забывайте всё время договаривать «ваше величество»!
Она закрыла дверь изнутри на ключ и подошла к новоявленной графине, которая сидела в кресле перед зеркалом, установленном на столе, и «любовалась» своим изможденным отражением. Ольва всегда была сухощавого телосложения, а сейчас похудела ещё больше: щеки впали до неприличия, лицо было бледным, осунувшимся, под глазами синели круги. Сил что-то переделывать на голове у неё не было, она и так с трудом расчесала свою длинную, спутавшуюся после долгого лежания, шевелюру. И всё же, царица запросто снова распустила Ольве волосы и провела по ним рукой, видимо, задумавшись, что с ними можно сделать. От этого легкого движения у девушки по спине пробежали мурашки, непроизвольно она чуть отшатнулась в сторону.
- Не бойся, - удивлённо подняв брови, сказала Аника. – Я аккуратно.
Царица мягко, но уверенно взяла одной рукой волосы Ольвы в охапку, а другой начала их расчесывать, пытаясь сообразить, как их уложить. Девушка не ответила: она отшатнулась не от страха, наоборот – она не ожидала почувствовать приятное. У неё внутри всё съёжилось от удовольствия: она уже и забыла, как это здорово, когда кто-нибудь ласково трогает волосы, гладит по голове. Особенно странным это казалось здесь: в столь неуютном и чужом мире. Ольва закрыла глаза.
Аника вошла в азарт, ей стало интересно, что же у неё получится. Несколько раз она пыталась свернуть волосы жгутом, но светлые и прямые они вновь рассыпались веером. В конце концов, Аника победила, захватив их большой заколкой на макушке. Вставив несколько шпилек, она закрепила конструкцию и скомандовала:
- Открывайте глаза!
Ольва открыла, посмотрелась в зеркало. «Ничего так, скромненько, но со вкусом», - подумала она, разглядывая простой, собственно говоря, пучок, идущий от затылка к макушке. Заколка, правда, была красивая. «Под золото»,- подумала Ольва, о чем тут же и сказала Анике: после нескольких приятных минут захотелось пообщаться, сказать что-то доброе.
- Да, она мне тоже нравится, хотя я её редко ношу: она золотая, а мне больше нравится серебро. Теперь она Ваша, графиня, - ответила Аника. – Но мне пора сделать несколько распоряжений перед тем, как сойдем на берег, будьте готовы: закутайтесь в плащ.
Царица вышла из каюты. Ольва же осталась сидеть, переваривая только что услышанное: у неё на голове был весьма солидный кусочек драгоценного металла. То, что девушка узнала за последние часы от своей спутницы, всколыхнуло её ум и взбудоражило воображение. Как ни старалась она не думать о будущем, которое она поспешила определить обманчивым, в голову лезли самые разные вопросы, и фантазия по привычке рисовала яркие и радужные картинки. «Надо же, - подумала Ольва, пытаясь прогнать очередную счастливую мысль. – Какое это неистребимое чувство – человеческая надежда. Стоит лишь случиться малюсенькому удовольствию длиною в секунду, поймать на лету случайно брошенное доброе слово, и оно овладевает человеком полностью; уже и не думается ни о чем больше, как только о хорошем. Или это не у всех так, а только у меня? Да, наверное, я – неизлечимая дура!  И всё же: что же это за государство,  которым правит Аника? И сколько там подданных? Быть может, четыре человека, включая меня, царицу и Дирса с Вансетом? Да… А золото, что у меня на голове? Оно здесь, возможно, ничего не стоит? И всё-таки?..»
И, всё-таки, Ольва понимала, что жизнь начала меняться. Хуже того, что с ней уже случилось, она не предполагала, поэтому перемены могли пойти только в одну сторону – лучшую.

Предыдущая запись: https://kudesnica27.livejournal.com/352453.html
Словарь и карта:  https://kudesnica27.livejournal.com/350404.html
Сказка на прозе.ру: https://proza.ru/2020/09/19/752
Tags: Страна мечты, сказка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments