kudesnica27 (kudesnica27) wrote,
kudesnica27
kudesnica27

Categories:

Виртуальная смерть: окончание

В пятницу у Наташи был короткий рабочий день, и  она забирала сына из садика сама. Аленька, чтобы не задыхаться в переполненном  общественном транспорте, пошла домой пешком. Дорога занимала в данном случае около часа времени, но спешить было некуда. «Какое счастье, что он сегодня в командировке!» - подумала девушка об Эдике. Она шла вдоль одной из центральных улиц, ветер к вечеру ослаб, осадков не наблюдалось, и, подняв взгляд к небу, Аля увидела огромную полную луну. Алевтине показалось, что у небесного тела сегодня нереальные размеры – если обычно в городской атмосфере Луна выглядела бледным мячиком сантиметров десять в диаметре, то нынче  она висела над домами ярким светло-желтым  пятнадцатикилограммовым арбузом.  Зрелище завораживало. Аля лавировала между темными силуэтами прохожих, в тусклом свете фонарей казавшихся, скорее, призраками, чем людьми, и поминутно поднимала глаза к диску ночного светила. Вспоминалась классика: «Луна, как бледное пятно, Сквозь тучи мрачные желтела, И ты печальная сидела…»  Почему именно это? Наверное, стихи Пушкина настолько увязли в мыслях еще со школьной скамьи, что ряд ассоциаций всегда начинался с них. «Кругла, красна лицом она, Как эта глупая луна На этом глупом небосклоне…» «Как-то не дружил Александр Сергеевич с ночным светилом,- подумалось Але. – А что у других поэтов?»  Но Аленька не нашла в памяти ничего, кроме мандельштамовского «Я не слыхал рассказов Оссиана, не пробовал старинного вина, -Зачем же мне мерещится поляна, Шотландии кровавая луна?» Девушка пожалела, что с ней не было фотоаппарата: на сотовом снимки получались плохо.  Беспокойство и озлобление, с утра бередившие ум, постепенно уступали место печали и тоске. «Странно, как литература и фотография - да искусство в целом -способны придать всему, что с нами случается, видимость игры, а миру, что нас окружает – лишь ее декораций, - помыслилось девушке. – Воспринимаешь всё со стороны, как будто понарошку, и не с тобой это происходит, а с твоим героем, ролью. Кажется, вот-вот снимешь маску и начнешь жить. Но ведь это не правда. Ты уже живешь, сыгранное не переиграешь, себя не переделаешь, а Луну никто не снимет с небосвода». Аля старалась надолго запомнить услаждавшую глаза красоту неба и с душой, наполненной лунным свечением, подошла к своему дому.
С торца жилого здания примостился маленький магазинчик, куда забывчивые или слишком занятые для посещений супермаркетов жильцы забегали за продуктами и алкоголем. Аля глянула на его освещенное крылечко с крутыми ступеньками и, ей остро захотелось пива. Золотистый напиток хорошо снимал напряжение и нагонял сон, но пить одной? Приглашать кого-то в гости совсем не хотелось. Аленька задумалась на мгновение, а потом спросила себя: «Но Эдик же пьет? Почему мне нельзя?» и решительно двинулась к крылечку.
В магазинчике суетилась сама хозяйка, обслуживая покупателя, а рядом за прилавком стояла наемная продавщица  и расфасовывала по подложкам печенье. Аля было подощла к последней, но красавица даже бровью не повела: она стояла не шелохнувшись, если не считать рук с супер современным маникюром, через равные промежутки времени вынимавшие из большой коробки сладости и аккуратными рядами выкладывавшие их в пластиковые упаковки. Уши продавщицы закрывали наушники, глаза были устремлены вниз к продукту, ни одна из наращенных опущенных ресниц не дернулась, лицо сохраняло спокойствие мумии. Аленька подивилась на такой совершенный автоматизм рабочего процесса и повернулась к хозяйке. Та считала стоимость покупки предыдущему покупателю, улыбаясь, спрашивала, не хочет ли он чего-нибудь еще, и периодически с любопытным беспокойством поглядывала в сторону наемной работницы. Покупатель ушел, Аля назвала сорт пива и попросила две поллитровых бутылки. Хозяйка побежала к холодильнику и на ходу буквально заглянула в лицо молодой фасовщице.  Та осталась невозмутимой. «Похоже, она боится, не робота ли она наняла», - подумала Алевтина, расплатилась и вышла из магазинчика, окутанного нынешним вечером почти гофмановской мистикой.

***
Наконец, Аля, гремя бутылками, вошла в свою темную квартиру. Щелкнула выключателем, осветив тесную прихожую  «брежневки», скинула верхнюю одежду, стянула ботинки и джинсы, по коленки заляпанные грязью, сунула ноги в мягкие и теплые тапочки и сразу зашла в ванную. Вместе с косметикой Аля смыла рабочую усталость, направилась в комнату, как обычно, включила компьютер, переоделась в домашнее, переместилась на кухню, пошарила в холодильнике, вытащила остатки вчерашнего ужина, засунула в микроволновку картошку на разогрев. Тем не менее, привычный ритм вечернего домашнего ритуала сегодня умиротворения не приносил.  Алевтина не сдавалась: включила на сотовом плэй-лист. «Любовь страшнее, чем война!» - запела солистка «Мельницы». «О нет, не это!» - вздрогнула Аля и ткнула в другую строчку. «Не открывай глаза! Не открывай глаза! Верь мне!» - убеждала Диана Арбенина. «Боже мой! Неужели мне не скрыться от собственных мыслей?» - взмолилась Алевтина. Она достала из пакета одну из купленных бутылок пива, откупорила, выпила, закусила. «Интересно, Луну еще видно?» - почему-то мелькнула мысль. Аля подошла к окну, почти всё небо загородил соседний дом. «Нет, отсюда не разглядеть», - мысленно вздохнула девушка.  В сознании всплыло: «Желтая луна уже на уровне крыш. Я тебя не слышу, неужели ты спишь?» Вот оно! Это то, что ей сейчас требовалось. Она взяла пиво и отправилась в комнату к компьютеру. Нашла папку с песнями Бориса Гребенщикова, любимого ею за одновременную туманность и прозрачную ясность текстов, свойственную снам, и нажала на трек «Желтая луна»:
Если хочешь, ты меня полюби;
Просто так или с USB;
И, может, мы сразу друг друга поймем -
Если у нас один и тот же разъем…
Льющаяся музыка, спокойный мудрый голос БГ и алкоголь, всё же, немного расслабили Алю. Она открыла свой блог и тут же вспомнила про написанное посреди ночи стихотворение. Ей даже не потребовалось доставать рукописный листочек, Аленька отчетливо помнила каждое слово, вбила его в новую запись и нажала кнопку сохранить. Новый пост появился на страничке Невидимки. Аля с тоской глянула на список друзей. Нужного ника она так и не увидела. Пролистав ленту, ничего выдающегося  или заманчивого не обнаружила и решила полистать свои собственные записи «лохматых» годов. Наткнулась на комментарий блоггера Чародейки – одной из виртуальных знакомых, связь с которой внезапно прервалась. Эта пожилая женщина поразила однажды Аленьку тем, что написала в своем статусе: «Ночью никогда не спит… Странная… Строгая, наверное, красивая… Вечная… Не хватает вдохов… Задыхается… Она пишет, что счастливая… Притворяется…»* Никто не говорил Невидимке, что это про нее, но незадолго до этих строчек, Аля писала что-то вроде эссе о душных городских ночах, о колышащихся от сквозняка шторах и искренне убеждала всех, что счастлива. Внезапные словосочетания Чародейки пронзили ум девушки двойной невозможностью. Во-первых, удивительной схожестью с ее образом. Алевтина, действительно, часто писала ночью, когда Эдуард уже спал, и единственный на то время компьютер был свободен. Летом  - при открытых форточках, так как съемная квартира располагалась почти под крышей, было жарко. Строгая? Да, особенно к себе. Красивая? Эпитет ей польстил, но нет, Аля была более скромного мнения о своей внешности, однако рассудила, что образ сложился из ее аватарок– портретов сказочных героинь. Но неужели о ней можно так точно, ёмко и поэтично сказать? Неужели о ней кто-то задумался?! Невидимка была на ту пору еще не опытным блоггером, но уже тогда заметила, что, даже комментируя чужую запись, люди, прежде всего, говорят о себе. Во-вторых, вывод – «притворяется». Как можно за полгода чтения виртуального дневника между строк разглядеть то, что человек скрывает от себя самого? Это был период жизни, когда, не ощущая той радости, какой она ждала от любви, девушка подкрепляла свою уверенность литературой, тренингами, мнением друзей, что в ее жизни всё сложилось так, как - лучше быть не может;  что в необъяснимом с логической точки зрения подспудном чувстве неудовлетворенности виноваты лишь ее неуемные желания и несбыточные фантазии. «Мечты ничего общего с жизнью не имеют, - рассуждала Аля, повторяя за книгами и людьми. – Неурядицы есть у всех. Полностью понять другого человека невозможно, ведь все люди уникальны. Нужно просто принять это, и быть счастливой». Чародейкино «притворяется» резануло внутренний Алин слух, но из колеи не вышибло. До последнего дня Алевтина методично жила «счастливой жизнью».
«За мной следит моё я, а также вся его братва и семья, я так старательно пытался быть счастливым, что едва не пропал зазря…» - донеслось из компьютерных колонок до сознания Али. Она тряхнула головой, разгоняя воспоминания, и налила себе еще пива. «Хилый закос под любовь» - однако, какое точное определение! Аля усмехнулась. И тем обиднее, что она так старалась! Ей так хотелось, чтобы они были счастливы!  Почему получается, что в виртуальности люди понимают друг друга лучше, чем когда живут вместе? Говорят, с  чужим человеком всегда легче быть откровенным. Ведение блога – не та же непрерывная исповедь незнакомцам? Но и на публику не напишешь всего. По крайней мере, Аля некоторые вопросы решалась обсуждать только с сестрой, например. Девушка задумалась, что для каждого человека  у нее свой набор тем для разговоров. Сколь же многоликой она должна показаться тому, кто мог бы ее увидеть во всех ипостасях! Благо, это доступно лишь высшим силам, если таковые есть. По сути, она ни с кем не бывает до конца искренней. «Лгунья! – подумала Аленька. – Вру даже себе. Я же вижу – не выйдет у нас семьи. Зачем я продолжаю отношения? Потому что мне удобно? Чего же комфортного в регулярном получении «щелчков»? Потому что не солидно в моем возрасте быть одной? Глупость какая! У меня давно уже пропала охота кому-то что-то доказывать. Что же держит?» Девушка закрыла глаза и попыталась проникнуть мыслью как можно глубже в свое сердце. И она его услышала. Смутная надежда, что всё еще будет хорошо, что случится чудо – Эдик изменится, по-настоящему полюбит ее… Аля заплакала. Как трудно признать, что потерпела фиаско в любви! Как тяжело!  Слезы текли и текли, но теперь Аленька не пыталась их остановить: она разрешила себе выплакаться вволю. Плач приносил облегчение. Словно вода размягчала огромный соленый камень, придавивший душу, и освобождала ее. Через некоторое время девушка успокоилась, она почувствовала слабость и опустошение. «Что мне делать? Где искать счастья? Смогу ли я выкинуть своё разбитое корыто? Хватит ли сил? Получится ли начать всё с начала? - Аля вздохнула, посмотрела в светящийся монитор. – И нужно ли что-то искать? Почему обязательно для счастья нам нужен кто-то?» Взгляд скользнул по заголовку в RSS «Я одинока в браке». «По крайней мере, честно, - рассудила Аленька. Она вспомнила давнишний виртуальный диалог еще с одним потерянным на просторах интернета блоггером. Речь шла о литературе, и каким-то образом была задета тема одиночества. «Как можно разделить с другим, например, физическую боль? Невозможно. Вот и получается, что все мы изначально одиноки. Грустно», - писал Алин оппонент. «Что же тогда есть любовь? Мнимое ощущение единства? Такая же иллюзия, как виртуальность, как сны?  - Аля взъерошила пальцами волосы, приведя их в соответствие со своими мыслями. – Живу ли я, вообще? И где я – реальнее? Почему я печалюсь о людях, которых никогда не видела, и даже не знаю, по большому счету, существуют ли они на самом деле? Почему моя душа так бесконечно далека тому, с кем я сплю на одной постели? Фантазии мои – побег от действительности. Где же, когда, с кем я – настоящая?!» Аля остановилась на последнем вопросе в состоянии, граничащем с ужасом.
Но на экране замелькал индикатор сообщения. Кто-то откликнулся на ее последнюю запись. «Прекрасное стихотворение!» - прочла девушка комментарий одной из лучших сетевых подруг. «Вот же ответ! – подумала Алевтина. – Он пришел ко мне раньше, чем я задала вопрос. Ощути дуновение ветра и душистый запах смолы… Я счастлива, когда смотрю на деревья, я радуюсь, когда слышу птиц, и ничто не нежит так, как вода озера в летний день – я живу! Да, именно тогда я живу!» Девушка вспомнила, что был какой-то писатель, мечтающий, чтобы деревья приняли его в свою семью. Он говорил, что многое уже умеет: смотреть на облака и молчать. «Я умею не меньше, - подумала Аля. – И еще: много терпеть и прощать. Из меня получилось бы славное дерево!»  Ухмылка пробежала по губам: вспомнились обвинения в отсутствии страстного темперамента. «Господи, не дай мне снова простить ему!» - взмолилась молодая женщина. «Нет, не так! – тут же опомнилась Аленька. – Так не говорят… Надо: прости ему, как я ему прощаю. Хорошо, тогда так: Боже мой, дай мне сил простить и забыть! Вынь его из моего сердца! Освободи меня, Господи!» Девушку трясло: внутренняя дрожь, бившая ее с утра, вышла наружу. Дрожащими руками она вновь налила себе пива и подошла к окну. Пытаясь успокоить разыгравшиеся нервы, прислонилась лбом к холодному стеклу. С улицы в нее глядела черная ноябрьская ночь. От дыхания на стекле осталось пятно. Слегка отодвинувшись от окна, Аленька вгляделась в своё тусклое отражение – милое, даже при самом взыскательном отношении, но от безмерности темноты вокруг ей стало жутко, и она отшатнулась вглубь комнаты и задернула штору.
На столе ярко светился монитор. «Надо поблагодарить», - очнулась от грустных раздумий Аля. Она набрала на клавиатуре «спасибо!» и нажала «отправить». «Страница не найдена» - вдруг выдал экран. Аленька попыталась перезагрузить, результат тот же. «Проверьте подключение к сети Интернет» - советовал компьютер. Девушка глянула на роутер, тот весело подмигивал зелеными глазками. «Семь бед – один reset» - давнишняя шутка Эдика иногда, действительно, помогала справиться с техникой, но на сей раз и это не подействовало. Аля набрала телефон провайдера. «Мы уже знаем о Ваших проблемах, - зазвучал голос автомата. – Из-за технических неполадок по Вашему адресу отсутствует подключение к сети Интернет. Неисправности будут устранены в течение суток. Спасибо за понимание!» Алевтина положила трубку. «Вот и я ненадолго потерялась», - вздохнула она. Девушка почувствовала сильную усталость, расстелила постель, по привычке приняла душ. Вода, как всегда, освежила не только тело, но и думы.
«Кто знает – может быть, я еще буду счастлива?  - размышляла Аля, укладываясь спать. - Ведь, в конце концов, если Чародейка, находясь тридевять земель от меня, смогла быть так созвучна моей душе, значит, могут быть в этом мире и другие люди, находящиеся со мной на одной волне – восприятия, понимания, эмоций? Почему скорлупа одиночества кажется столь неизбежной? И если невозможно разделить чувства другого человека, то можно же разделить мысль?»
***
Третью ночь подряд Але снился удивительный сон, но, в отличие от предыдущих, этот был необыкновенно красочным. Его содержание изумило девушку не меньше. Алевтина увидела огромные просторы неба и океана. Хотя солнце ослепительно светило, Аля кожей чувствовала прохладный воздух. В действительности Аленька лишь раз была на море, где каталась на маленьком прогулочном теплоходе – вода за бортом казалась зеленой, играла музыка,  было жарко, и из колонок дикторский голос бубнил что-то про обитателей морских глубин и красотах берегов, мимо которых, безустанно шумя машинными двигателями, плыло судно. Здесь же и небо, и вода обнимали бездонной синевой, и девушка чувствовала под ногами покачивающуюся деревянную палубу небольшого парусного китобойного корабля. Моряки разделывали тушу умертвленного кита, размерами превосходившую их судно. Туша покачивалась на поверхности океана, подтянутая к борту многочисленными гарпунами. Матросы работали вокруг, срезая с нее красные, сочившиеся кровью пласты мяса. Аля наблюдала со стороны, она отдыхала. Девушка не испытывала ни жалости, ни какого бы то ни было раздражения. Она была спокойна, представшая ее взору картина представлялась естественным обыденным делом, как будто Аленька всю сознательную жизнь добывала данным ремеслом хлеб. Девушка, которая сейчас не была уверена ни в принадлежности к женскому полу, ни к конкретному возрасту,  а лишь осознавала свою человеческую сущность, наслаждалась прекрасной погодой, вдыхала свежий воздух со вкусом соли и впитывала глазами красоту неба, океана, блеска волн, красного пятна на темном лоснящемся теле кита, чувствуя мелкость по сравнению с ними - гигантами мироздания, и счастье заливало ее душу ровным золотым светом, как солнце – всё вокруг.

***
Аля проснулась с ликующим сердцем, как будто она побывала в отпуске, замечательно отдохнула и теперь готова к великим свершениям, и всё  - еще впереди. Умывшись, она тыкнула пальцем в кнопку компьютера, пошла на кухню, сварила кофе. Вернувшись, обнаружила, что сети нет. Вздохнув, она посмотрела вокруг себя: на полках, столе и полу лежала пыль. Ничего не оставалось делать, как взяться за тряпку. Провозившись пару часов, Алевтина убрала квартиру. «Правду говорят, что чистота вокруг способствует ясности сознания, - подумала Аля. – Да и дышится легче». Девушка вновь подошла к компьютеру – подключение к интернет отсутствовало. Аленька погрустнела, но внезапно комната озарилась, как будто в ней включили свет: в окно проскользнул луч солнца. В конце ноября! Аля изумленно выглянула в окно, увидела голубое небо, блестящие на солнце лужи, почти голые деревья с сияющей от влажности корой, расценила это, как приглашение природы погулять, быстро оделась и, взяв фотоаппарат, вышла на улицу.
От прохладной свежести воздуха и яркого света закружилась голова. Ясному дню радовалась не одна она: на детской площадке рядом с домом с веселыми визгами и криками шалила детвора, местные мамы качали коляски, автолюбители протирали машины, старушки судачили на лавочке. Аленька ушла подальше от суеты, в небольшой парк, на дорожки, где было поменьше людей. Девушка открыла объектив и, обходя лужи, стала снимать небо сквозь ветви деревьев. Получалось не очень. Она посмотрела вниз. Перед ней в воде грязной канавки плавал увядший лист – бронзовый завиток на темном серебре. Затаив дыхание, словно боясь спугнуть находку, Аля несколько раз щелкнула фотоаппаратом, подошла поближе. В луже отчетливо отразилось голубое небо с пучком белых облаков. Представилось, что лист упал не вниз, а вверх. «Листья падали в небо…» - словно напев прозвучала мысль. «Листья падали в небо, отражавшемся в сумраке лужи», - продолжила сочинять девушка и, шагая по парку, отсчитывала ногами ритм.
Листья падали в небо,
отражавшемся в сумраке лужи...
Годы шли. Листья помнили только о стуже
и готовились к ней: умирать.
Так зачем нам о жизни гадать,
если думать и помнить о смерти?
Лист осенний! Ты словно билетик
пропускной прямо в рай, в благодать.

«А я ведь жива! - радостно подумала Аля. – Еще жива!!! И неужели теперь не весна и впереди - три месяца зимы?»

Конец.

* Статус, приведенный в повести, процитирован дословно по блогу автора Volshebnica из уже не существующего сервиса Я.ру.
Tags: "Виртуальная смерть"
Subscribe

  • Февраль на календаре

    , который мне подарили на НГ, выглядит очень достоверно: Сегодня целый день слышно, как капает за окнами тающий снег. Решила в связи с этим,…

  • In vino veritas

    Безвременье в природе. Не поймешь: то зимний снег или осенний дождь? И на душе который день подряд: Уныние, тоска, надеждопад... Сегодня природа…

  • Закат и рассвет

    Возвращалась с работы и щелкнула-таки дважды камерой. Облака уж больно красивые) Я - не любитель индустриальных пейзажей, но что ж…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Февраль на календаре

    , который мне подарили на НГ, выглядит очень достоверно: Сегодня целый день слышно, как капает за окнами тающий снег. Решила в связи с этим,…

  • In vino veritas

    Безвременье в природе. Не поймешь: то зимний снег или осенний дождь? И на душе который день подряд: Уныние, тоска, надеждопад... Сегодня природа…

  • Закат и рассвет

    Возвращалась с работы и щелкнула-таки дважды камерой. Облака уж больно красивые) Я - не любитель индустриальных пейзажей, но что ж…