kudesnica27 (kudesnica27) wrote,
kudesnica27
kudesnica27

Виртуальная смерть: продолжение 6

За ужином Эдик, как обычно, уставился в ноутбук.
- Картошка вкусная? – спросила Аля.
- Да, очень. Спасибо! – ответил тот, не отрывая глаз от экрана.
- Положить еще?
- Да, пару ложечек.
Пока Аля накладывала ему добавку, Эдик засмеялся чему-то, вычитанному в интернете.
- Что там такого смешного? – полюбопытствовала его подруга.
- Тут в контексте… - и он сделал рукой такой жест, который означал «долго рассказывать и, все равно, не поймешь».
- А… - Аля поставила перед ним тарелку с картошкой и, налив себе чаю, села рядом.
- Что ты всё время глядишь в мой монитор? Что ты там хочешь увидеть? – внезапно возмутился Эдик.
- Да не смотрю я никуда! – с раздражением ответила Аленька на несправедливое обвинение.
- Нет, смотришь! – продолжал тот. – Сколько раз замечал! Нечего в него пялиться!
- Ой, ну всё! – Аля встала, взяла свою чашку и отправилась в комнату. «Задолбал своими претензиями! – со злостью подумала она. – И если б, действительно, я что-то хотела увидеть… Случайно взгляд остановился. Может, мне с закрытыми глазами теперь жить?!»
Тут в дверях появился Эдик и взгромоздился со своим ноутбуком и бутылкой пива на диван, где допивала чай Алевтина.
- Поел? – уточнила она.
-Да, благодарю! – отозвался он, как ни в чем не бывало.
Аля поднялась и пошла на кухню мыть посуду.
Под шум льющейся воды она раздумывала о том, что в их отношениях с Эдиком не так. У них регулярно возникали стычки «на пустом месте», которые шли по сценарию: он в чем-то обвинял, она раздражалась. В начале их отношений Аля по любви или по глупости даже чувствовала себя виноватой, пыталась оправдываться, загладить, а потом поняла напрасность своих усилий, и ее это попросту стало бесить. Вот и сейчас настроение ее окончательно испортилось. Ей хотелось бы пожаловаться кому-то, поныть, повыть, но, как обычно, было некому. Сочувствие и внимание к ее проблемам Эдику были не свойственны: он либо считал их смешными, либо мудро говорил «сама виновата» или «это твои страхи», «твои комплексы», «твоя дурость»  и т.п., что означало «работай над собой, тогда всё будет хорошо». И Алевтина, действительно, пыталась стать мудрой, как Будда, и не реагировать на неприятные мелочи. Она перечитала много популярной литературы по психологии и психотерапии, религиозным и философским системам, посетила несколько тренингов, но стать бесчувственной к нападкам сожителя  так и не научилась. Родителям Аля ничего о подобных ситуациях старалась не рассказывать: они и так недолюбливали ее друга, и любая жалоба с ее стороны оборачивалась месячным разбором Эдиковых недостатков по телефону и выводом  - «чего ты терпишь, ты - молодая, красивая, бросай его уже». Девушка же не готова была порвать отношения: что-то ее удерживало, но что? Однажды Аля сильно психанула и уехала от Эдика к родителям, и она отчетливо помнила до сих пор, как мучительно она ждала от него звонка, как долго тянулись те сутки, пока он не приехал за ней, преодолев свою гордость. Всё-таки, думала Аля, это- любовь… С той поры прошла пара лет, но фактически ничего не изменилось – лишь раздражаться по пустякам девушка стала сильнее, и росло гнетущее чувство неудовлетворенности. Аленька думала, что им пора бы создать нормальную семью и родить ребенка. Но Эдик взял кредит на дорогую машину, и сказал, что пока не расплатится, дети им  - «не по карману». На Алины возражения, что ей уже тридцать, он отвечал, что автомобиль – его рабочий инструмент, и без него им, вообще, не обойтись, а рожать в тридцать или тридцать три - не имеет принципиальной разницы и приводил какие-то доводы из области медицины, почерпнутые им из интернета. Она и здесь уступила, тем более, что сестра работала на престижной высокооплачиваемой работе с жестким графиком, и требовалось заботиться о племяннике.
С другой стороны, Алевтина думала, что у нее есть, за что благодарить сожителя, и далеко не всё в их совместной жизни было плохо. Например, Эдик уговорил ее не продавать дачу, доставшуюся ей по наследству от бабушки, хотя та была в запущенном состоянии, на волне энтузиазма навел там порядок, отремонтировал крышу, и стал вывозить туда Алю летом в выходные на шашлыки. И девушка, сначала плохо воспринимавшая его идеи о подобном времяпрепровождении, вскоре втянулась в дачную жизнь: с удовольствием ковырялась в земле, сеяла зелень, сажала огурцы и цветы, смотрела на пламя костра и наблюдала в ночном небе звезды. В такие моменты она чувствовала себя счастливой. Еще она была благодарна своему гражданскому мужу за хороший фотоаппарат, который он – большой любитель технических новинок -  преподнес ей однажды на день рождения. Ища что бы такое сфотографировать, Аленька стала находить в обыденности много красивых моментов: прекрасного в жизни оказалось не так уж и мало – то луч солнца золотой полосой пробивался сквозь штору, то опавшие листья легли ярким ковром с причудливыми узорами, то пестрая бабочка опустилась в нежную чашечку садового цветка… Девушка так увлеклась, что собралась на соответствующие курсы, но здесь Эдик ее не поддержал, объяснив -  любителей, как она, в сети пруд пруди, ничего выдающегося в ее фотографиях нет, следовательно, ее затея – лишняя трата времени и средств. Аля критически посмотрела на свои снимки и согласилась: фотографировала, как умела, разглядывала чужие работы, читала советы и выставляла результаты в блоге. В качестве признания ей хватало нескольких лайков. К достоинствам гражданского мужа можно было отнести и то, что, когда у него возникало желание поговорить, он являлся интересным собеседником. Ум Эдика занимали самые разные вещи, он много читал, умел сделать оригинальные выводы и аргументировать их. Правда, его вчерашняя точка зрения сегодня могла измениться с точностью до наоборот, и он столь же умело ее отстаивал, но в глазах Али это не лишало его обаяния, она привыкла.
Аленька домыла посуду, пошла в ванную, приняла душ. Вода пробежала ласкающим теплом по телу, частично сняв скопившуюся моральную усталость. Вернувшись в комнату, Аля обнаружила, что ее друг, «уговорив» литр пива, спит на разложенном диване, распластавшись на нем по диагонали и уткнувшись носом в ее подушку. Девушка слегка пнула его, освобождая своё «законное» место. Ее друг проворчал что-то, с  подушки слез, но до своей не добрался, оставшись между. Алевтина отыскала сотовый и проверила будильник.
- Поставь на шесть, пожалуйста, - внезапно, не открывая глаз, сказал Эдик.
- Тебе так рано?
- Мне в командировку завтра.
- Опять? Надолго?
- На два дня.
- Хорошо.
Аля установила будильник на нужное время, легла рядом с мужем, погладила его по голове, он издал звук вроде мурчания довольного кота, но глаз не открыл, а уютно подмяв под себя свою подушку, захрапел. «Ну и ладно! – мысленно показала ему язык Аленька. – Завтра утром, когда тебе захочется нежности, я тоже буду сладко спать». И она с удовольствием перенеслась в мир своего воображения.
***
Там, в бесконечном сериале Алиной фантазии, любили по-другому.  Там смотрели друг на друга – и не могли насмотреться, понимали без слов и дышали в унисон, целовали так, будто растворялись  в партнере, а  заботились так, чтобы не одна слезинка не омрачила глаз возлюбленной. И, конечно, всё происходило в ином антураже: в просторных уютных особняках, на великолепном природном фоне, в среде больших ученых, известных художников или знаменитых музыкантов… Девушка редко когда сочиняла что-то про себя: она выдумывала героев, не существующих в жизни. Она не встречала на своем пути таких красивых, талантливых, интересных - тех, кто был бы достоин так же прочно укрепиться в ее сознании, как выдуманные образы.  Она отчетливо видела грань,  разделяющую ее сказку и реальность, но как это ни было глупо, не могла себе отказать в радости строительства воздушных замков. Вместе с тем ее герои не были безупречно счастливы. Даже в фантазии, чтобы узнать радость, им предварительно необходимо было погрустить, а перед тем, как встретить любовь всей жизни, познать одиночество. Аля порой размышляла об этом    - почему? Зачем она наряду с идиллическими картинами рисует в своем сознании картины бед и страданий? Ведь если ей не подвластно что-то изменить в реальности, то разве она – не хозяйка собственной головы? И приходила к выводу – иначе не интересно. А однажды прочитала у Е. Баратынского:  «Знать, самым духом мы рабы Земной насмешливой судьбы; Знать,  миру явному дотоле Наш бедный ум порабощен, Что переносит поневоле И в мир мечты его закон!» Девушка чтила классиков, и великий поэт успокоил ее ум. Раз сам Евгений Баратынский не мог справиться с собственными мыслями, то, что взять с нее – обычной человечишки? И она продолжала сочинять воображаемую мыльную оперу, ведя своих персонажей через череду испытаний навстречу большой любви и счастью. Но, в любом случае, даже в отрицательных героях Аля оптимистично искала и находила хорошее, а уж положительные непременно обладали большим набором самых разнообразных достоинств – и интеллектуальных,  и моральных.
Сейчас Аля переживала очередной виток развития сюжета, связанный с одним из любимых персонажей – знаменитой танцовщицей, прожившей насыщенную, удивительную, полную романтических приключений и драматических событий жизнь, ставшей уже пожилой, но сохранившей природную красоту. В настоящий момент эта дама испытывала взаимную влюбленность по отношению к молодому дипломату и благородно отказывалась от него ради его безупречного имиджа и блестящей карьеры. Развивая в подробностях данную историю, Аленька уснула.
Внезапно проснувшись среди ночи рядом с мирно похрапывающим Эдиком, Аля с изумлением обнаружила, что первый раз в жизни увидела выдуманных ею людей во сне. Более того, ее героиня настолько «ожила» в Аленькином спящем сознании, что заговорила стихами! Девушка попробовала повторить стихотворение, которое прочитала вслух танцовщица своему избраннику, и ей удалось это с легкостью! Алевтина тихонько выбралась из постели, нашарила в темноте на компьютерном столе лист бумаги и ручку и прошла на кухню, где включила свет. Усевшись за кухонный стол, она записала:
Ощути дуновение ветра
и душистый запах смолы,
и услышь, как в тиши предрассветной,
просыпаясь, шумят журавли...

Лишь тогда понимаем мы счастье,
только так мы готовы простить,
что любви у нас нет настоящей,
и одно есть условие - жить.

Некоторое время девушка ошарашенно смотрела на рукописные строки, синеющие перед ней на белом листе, потом сложила его вчетверо и глянула на часы. Было 4 утра. Аля выключила свет и, вернувшись на ощупь в комнату, засунула листок в одну из нескольких книг на ее полке, куда муж никогда не лазил – Эдик предпочитал читать литературу в электронном варианте. Снова заняв своё место на диване, его подруга размышляла о том, как причудливо порой вдохновение. Будучи школьницей, а потом студенткой Аля время от времени баловалась сочинением стихов, но обладая достаточными знаниями и критическим к себе отношением, она сознавала их слабость и, как правило, никому свои поэтические опыты не демонстрировала. Последнее время девушка и вовсе забросила это занятие, и вдруг- такой казус… За нынешние ночные строки Аля не испытывала обычной неловкости, наоборот, она была рада им, как чуду. «Разве случившееся не волшебно? – раздумывала Аленька, ворочаясь от волнения с боку на бок. – Никогда еще, никогда строки не складывались так просто – сами собой! И как странно, что я во сне увидела их -  придуманных людей! Неужели они настолько прочно поселились в моей душе, что воспринимаются, как настоящие, живые?» Девушка заснула, ощущая себя почти счастливой.
Tags: "Виртуальная смерть"
Subscribe

  • Мой совет от Вадима Зеланда

    Получить совет Ищу)) И самое интересное - даже нахожу) Вот одна из последних в этом году роз: Всем - добра!)

  • Волшебная печенюшка

    Получи волшебную печенюшку Какая эгоистическая печенюшка)) Я "закопалась" опять в своих проектах, но, по возможности, появлюсь тут,…

  • Внимание на лужи!))

    Моя осень Я люблю на лужи смотреть - в них бывают отражения интересные)) А сегодня несколько раз поливал дождик, так что луж…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments