kudesnica27 (kudesnica27) wrote,
kudesnica27
kudesnica27

Categories:

Марианна. Окончание.

- Это был сон? Это был бред? Я заболела? – очнувшись на своей постели, тихо спросила она у склонившейся над ней Марианны.
Та отрицательно покачала головой.
- Как же так? Как же так? – только и спросила обессилевшим голосом девушка и беззвучно заплакала.
- Ты ошиблась, но всё пройдет. Ты забудешь, - ласково ответила та.
- Нет… Зачем мне жить теперь? Как жить теперь?
- Просто. Как раньше.
- Нет…Вы уже… отправили его?
- Пока нет.
- Почему?
- Было не до него.
- Не отправляйте его… пожалуйста…
- Хорошо, - минуту подумав, согласилась Марианна. -  Ты теперь знаешь, и он не причинит тебе вреда.
- Он мне руки целовал, - грустно вздохнув, сказала девушка.
Колдунья ничего не ответила.
- Но зачем? – спросила Эльга.
- Хотел понравиться.
- Зачем? – снова спросила пленница Марианну.
- Ты нужна мне. Если он будет нужен тебе, у него больше шансов. И еще мужчине всегда приятно поцеловать молодую красивую девушку.
- Каких шансов? – с глухим отчаянием произнесла свой новый вопрос Эльга и потянула за и так развязанные завязки ворота, ей казалось, что они душат ее.
- Получить мои знания.
- О!... – не в силах сдерживаться застонала девушка. – Как же я ненавижу Вас, Марианна! Как ненавижу Вас!
- ?
- Вы знали, и не сказали мне!
- Я не знала. Я думала, он пришел за твоим богатством. Бедный человек способен на многое, когда обречен умирать с голоду. Потом догадалась.
 - И всё равно! Не было бы Вас – не было бы ничего! Не было бы этого обмана! Ничего бы не было! И я бы не страдала! Не страдала бы так!!!
- Это пройдет.
- Оооооо, - застонала вновь Эльга и заплакала уже громко.
- Помоги мне покинуть этот свет, девочка моя, и я никому, никому больше не причиню страданий! – вдруг страстно попросила волшебница.
Как она не плакала, девушка расслышала слова колдуньи и, замерев, уставилась на нее.
- Скажи же мне, что должна сказать! Помоги мне оставить землю!
- А! А-хаха-ха!!! – хохотнула Эльга и вне себя от ярости, вскочила с постели, и злобно, в упор глядя на Марианну, заговорила, чеканя каждое слово. – Вы – безумная старуха!!! Так слушайте, слушайте моё последнее слово! Потому что я – дочь светлейшего герцога Соколиного Гнезда, Эльга – никогда, никогда больше не про…
- Что?! – закричала старуха и, прерывая речь девушки, так вцепилась своими пальцами в ее руку, что  Эльга вскрикнула от боли.  Глаза колдуньи лихорадочно заблестели, словно, она действительно ополоумела.
 - Не может быть, - срывающимся от волнения голосом,шепотом закричала она. –Герцогства Соколиное Гнездо не существует. Весь род погублен, вместо крепости руины, вокруг лишь камни и пустыня, пустыня…
- Глупости! Вы говорите чушь! Этого не может быть! – плача запричитала Эльга, и ужас объял ее сердце, чуть не остановив его. – Наш замок и крепость стоят нерушимо уже несколько веков, с чего бы им становиться руинами! И вокруг – плодородные поля и деревни, и города… И всё это моего батюшки! И всегда так было и будет!!!
Девушка аж затопала ногами, как бы подтверждая сказанное.
- Да и Конрад, - вспомнила она. – И Конрад сказал…
Она хотела добавить, что это именно герцог направил его с другими рыцарями в поход, но вспомнив про его обман, замолчала.
- Как имя твоего отца? – отпустив руку девушки, но тем же жутким голосом и в том же возбуждении спросила Марианна.
- Вильям, Вильям – Сокол.
И тогда что-то случилось. Лицо Марианны исказила страшная гримаса, а тело волшебницы словно перекосило, сгибаясь, она застонала. Послышался какой-то гул, переходящий в стук, в залу вбежал Конрад и, крепко схватив девушку за руку, потащил ее за собой так сильно, что та вынуждена была побежать за ним.
- Замок рушится! – бросил он ей на бегу. – Стены крошатся! Быстрее!
И тут Эльга и сама почувствовала, как ей на голову сыплется песок, как со стуком падают вокруг камни, трещат стены и потолки. Мужчина вытолкнул девушку на улицу, а сам бросился обратно.
- Конрад! – истошно завопила Эльга.
- Где она? Где Марианна?! – обернулся на бегу тот, и получил могучий удар звериной лапой в бок. Лев, неся на спине человека, толкнул Конрада так, что тот отлетел от входной двери на лужайку перед домоми оглушенный ударом остался лежать. И тут замок рассыпался. От него не осталось даже руин, он рассыпался в прах.
Животное опустилось на землю, и с него сошла молодая женщина. Эльга, оглушенная всеми произошедшими событиями, просто смотрела на нее. Та, красивая, хотя и очень худая, с темными волосами, бледная подошла к девушке. Слезы струились по лицу незнакомки. Глядя прямо на Эльгу, женщина опустилась перед ней на колени и произнесла:
- Вот и я стою перед тобой на коленях, Эльга. Благодарю тебя! Ты не представляешь, какое знание ты мне дала! Какую услугу оказала!
И только тогда, вглядевшись в темные блестящие глаза незнакомки, девушка с изумлением узнала в ней Марианну.
- Что с Вами? –спросила девушка и, не в силах уже стоять на ногах, она опустилась рядом с волшебницей на землю. – Что произошло?
- Ты сняла большой груз с моей души. Ты, оказывается, моя племянница, девочка ты моя, - ласково и грустно ответила та.
- Как это? – Эльге еще достало сил удивиться вновь.
- Так. Вильям, герцог – Соколиное гнездо, твой отец - мой сводный брат.
И Марианна стала вспоминать и рассказывать:
- Моя мать-герцогиня умерла, когда я была маленькой. Отец женился вторично. У моей мачехи родился сын, Вильям. Я любила его уже с пеленок, и отец любил нас обоих, не делая различий. Но он тоже умер, когда мне было восемь лет, а брату было четыре года. Мачеха стала придираться ко мне. Я была подвижным ребенком, часто, играя, бегала, порой опрокидывая вещи, а она ругалась, и однажды, герцогиня сказала мне, что я – совершенно несносна , не умею себя вести, и если я разобью хоть что-нибудь из семейных реликвий, она выгонит меня из дома. Это и случилось. Нечаянно я разбила драгоценную вазу, привезенную еще моим дедом из боевых дальних походов, я не могла взять в толк, как она оказалась на самом краю шаткого столика в галерее, где я обычно играла, я плакала над разбитым сокровищем и просила не бранить меня, но меня просто вытолкали за пределы замка – таково было мачехино наказание. Она отреклась от меня, в результате, и люди вокруг, зная ее нрав, зареклись помогать мне. Я страдала от голода и холода, бродя от дома к дому, от деревни к деревне, и все отворачивались от меня, пока одна женщина – ведунья, жившая на отшибе в одной из дальних от крепости деревень, не приютила меня. Она сразу объяснила мне истинные причины событий – всё из-за наследства, говорила она, советовала никому не говорить, кто я, и прятала от людей. Но я не верила. Я думала, что во всем виноват вспыльчивый характер мачехи, что пройдет время, и она успокоиться по поводу этой вазы, и что мой брат так же любит меня, как я его, и когда я вернусь, они примут меня.  Но знахарка была иного мнения, и никуда не пускала меня, неустанно уча меня своему искусству. Она говорила, что мне это может пригодиться, и отмечала у меня талант. Однажды, когда я уже выросла, и моя учительница чуть ослабила свой надзор, я выскользнула из дома и пошла в сторону замка. Я шла долго, ибо путь мой был далек и голоден, и когда дошла до крепости, выглядела нищей оборванкой – босой, худой, грязной и растрепанной. С помощью безобидной хитрости, которым научила меня ведунья, я сумела войти во двор замка, и там увидела герцогиню и брата, собравшихся на охоту. Я подскочила прямо к мачехе, бросилась перед ней на колени и, схватившись за ее ногу и назвавшись, стала просить простить меня. Она отпихнула меня своим расшитым сапожком, назвав грязной нищенкой и посмеявшись. Тогда я кинулась к брату, спрашивая его, не узнает ли он меня. Он лишь брезгливо глянул на меня и отвернулся. Герцогиня приказала спустить собак. Одну из свор выпустили, и собаки загрызли бы меня, если бы им не преградил путь мой бывший конь, который узнал меня и встал рядом со мной на дыбы, и мой добрый щенок, который к тому времени обратился в старого огромного пса. Бросившись ко мне, он зарычал на выпущенных собак, и они слегка попятились. За это время я успела произнести проклятие… Я прокляла всё Соколиное Гнездо, обратив мачеху в камень, а брата в сокола, и все богатства их в руины, пока не найдется девушка, что полюбит брата в его новом облике, и ушла оттуда. Я не верила, что такая, действительно, найдется. А оказывается, она нашлась.
Эльга плакала, она ни за что бы не поверила этому рассказу раньше. Для нее ее отец всегда был самым лучшим, она уважала его больше, чем свою хлопотливую, суетливую, гораздо более простую и порою казавшейся ей даже глупою, мать. Но она не могла не верить Марианне, как очевидности того, что пережила сама за последний день.
-Почему мне никто никогда не говорил об этом?
- Зачем в радости вспоминать о горестях, о том, о чем даже думать тяжело? Я полагаю, твоему отцу не хочется ничего слышать об этом. Перестать говорить – лучший способ стереть из памяти.
- И Вы пришли сюда и сокрылись от людей? – роняя слезы, спросила Эльга.
 - Не совсем. Не зная другого пути, опустошенная, я направилась обратно к знахарке. Конь и собака пошли со мной. Но я ехала словно в тумане, медленно, почти не соображая, куда и зачем, и слава бежала впереди меня.  Простые люди прослышали про злую колдунью, что всех обращает в камень, и разбегались, кто куда, вывозя свой скарб подальше от гиблого места. Когда я добралась до деревни, где жила, я увидела, что дом моей учительницы горит, а вокруг стоят люди с осиновым колом наперевес, дожидаясь, когда она выйдет наружу. И она вышла. Похоже, она дожидалась меня, потому что, показавшись в дверях, сразу произнесла заклинание, крикнув в мою сторону: «Да защитят тебя боги, ибо правда в тебе!», но себя защитив не успев, кол вошел в нее раньше.
- И обернулся конь чудовищем огромным и страшным: со змеиной шеей, безобразной головой, крыльями летучей мыши и лапами петушиными: а собака – чудищем иным, с гривой огненной и большой клыкастой пастью; и пыхнул огнем дракон, и рыкнул на людей иной зверь, и не смогли люди убить молодую волшебницу, и исчезла она с глаз их, - неожиданно прозвучал голос Конрада, который, как оказалось, успел придти в себя и услышать всю важную часть рассказа.
Девушки обернулись к нему, он засмеялся и продолжил:
- Я слышал это от одного старика, я не сильно поверил ему, пока не услышал из других уст, что дочку герцога унес дракон. И характерно, что герцог поверил этому. Я решил, найду дракона – найду волшебницу. И не ошибся. Извините меня, пожалуйста, Эльга, что не оправдал Ваших надежд. Страсть к тайным знаниям у меня с детства. Не найдя удовлетворения в том, что проповедуют ученые мужи, я стал искать знаний среди народа – у знахарок. К сожалению, самая известная из них давно была убита, но я услышал легенду, которую я только что воспроизвел.
- Вы обманули меня, - вспыхнула та, вспомнив свою обиду. – В самых лучших моих чувствах! Вы могли бы этого не делать, сразу признавшись, зачем Вы здесь!
- Эльга, я не говорил, что влюблен в Вас, - покачал головой Конрад. – Хотя Вы мне, безусловно, нравитесь, и хвалил я Вас всегда от сердца. А признаваться сразу мне показалось неразумным.
- Ты не говорил, но всем видом показывал, - топнула ножкой Эльга, перейдя на «ты».
- Вы видели то, что хотели видеть, - пожал плечами молодой человек, синие глаза его смотрели по-доброму и весело.
Эльга насупилась и, опустив голову, стала пальцами перебирать травинки, не умея собрать все свои мысли в стройный ряд и прийти хотя к какому-нибудь выводу.
- Не сыпьте ей соль на рану, Конрад. Ей и так очень тяжело, - заступилась за свою племянницу Марианна. – Всё равно, что несколько жизней сразу прожила – так много произошло за один день.
Она встала и приласкала подбежавшую к ней большую старую собаку.
- Привет! – сказала она псу, улыбаясь сквозь еще не просохшие слезы. – Вот и ты освободился, мой верный зверь!
- А как же дракон? – встрепенулась Эльга. – Он-то как же?!
- А вон он, - сказала волшебница, задрав голову к небу. – Вон он летит, хороший мой друг!
Эльга и Конрад посмотрели туда, куда указала Марианна. Сначала они заметили лишь точку, потом она выросла в размерах, и на поляну опустился белый конь. Но в отличие от обычной лошади у него оказались два замечательно красивых белых крыла. Конь заржал, приветствуя свою хозяйку и подскакал к ней, ткнувшись мордой в ее плечо. Марианна ласково погладила и его, и даже чмокнула в переносицу.
- Вот это да! – восхитилась пегасом Эльга. – А гномы где же? Где Падж?
- Они уже, наверняка, в своих родных горах, - ответила колдунья. - Но нам пора прощаться. Мой верный «дракон» отвезет вас домой. Оставь его у себя, Эльга, и ухаживай за ним хорошо!
- Конечно, обязательно! Он так замечательно катал меня, я уже с ним подружилась! Но как же Вы без него, Марианна? И неужели Вы не отправитесь с нами? Я не допущу, чтобы свершилось еще что-нибудь ужасное: Вам следует простить моему отцу, ведь если подумать, - и Эльга, действительно, задумалась на мгновение. – Он был совсем малышом, когда бабушка прогнала Вас, он мог просто не помнить…   Но теперь ему, конечно, следует отдать Вам часть его владений, и я уверена, во всем разобравшись, он так и сделает!
- Я не помню на него зла, проклятие унесло все обиды, оставив лишь собственный груз. И даже если он простит мне звериный облик, в котором он сумел, однако, найти своё счастье, твоё похищение он простит мне вряд ли.
- Нет, Марианна, я всё объясню ему, он поймет!
Та с сомнением покачала головой.
- Ни к чему это… Я совершенно свободна, меня ничто не тяготит, и мне пора покинуть этот мир. К чему мне владения? Владей всем, девочка моя, и будь счастлива!
- Покинуть мир?! – вскричал, вновь вступив в разговор, Конрад. – Что это значит? То есть вы хотите сказать, что собираетесь умереть?!
- Да. Я ждала этого так долго…
Мужчина замолчал на мгновение, словно остолбенев, и вдруг расхохотался.
- Но Марианна, вы с ума сошли! – сказал он сквозь смех. – Вы взгляните на себя, Вам еще жить да жить!
- Да! Да, Марианна! – поддержала его Эльга. – Взгляните на себя!
- Что такое? Почему ты так смеешься? – сердито удивилась та. Она подошла к роднику и глянула на своё отражение, и тут же отскочила назад, закрыв глаза и долго их не открывая, как будто боялась это сделать.
-Что произошло? Почему я так молодо выгляжу? – наконец, произнесла она. – Я не понимаю.
- Я полагаю, потому, что все эти годы вы не жили, - заметил Конрад. – И не любили…
Он прищурил свои синие глаза и, улыбаясь, подошел к Марианне почти вплотную.
- А, следовательно, у Вас не достаточно еще знаний, - протянул он, разглядывая ее лицо. -   Вам нужно познать еще так много!
И он слегка прикоснулся рукой к ее плечу. Марианна вздрогнула и отошла немного в сторону, но промолчала. Лишь в темных глазах ее мелькнуло не свойственное им раньше выражение.
- Глаза бы мои на это не смотрели! -  улыбаясь сквозь слезы обиды, воскликнула Эльга. Она ловко вскочила на крылатого коня, и махнула Конраду и Марианне рукой.
- Я верну тебе нашего «дракона», Марианна! И если вы захотите, вы сможете прилететь ко мне! Только попозже, не сейчас – когда я смогу уже простить этого дурака!
Светловолосая девушка кивнула головой в сторону Конрада и, пришпорив пегаса, стала подниматься вверх.
- До свиданья! – крикнула она двум человеческим фигурам, оставшимся на поляне и одной – собачьей. Люди махали ей в след, пес лаял, а она взмывала всё выше и выше, пока ей не стало казаться, что легко можно коснуться рукой облаков, и чувство полета вскоре увлекло ее настолько,  что все земные страдания казались оставленными на земле, и ощущалось лишь великое чувство свободы - то, что сродни счастью.

Конец.
Tags: Марианна, сказка
Subscribe

  • Девятый день

    был занят разбором древних завалов... Ведь лет 15 в рамках моей жизни - это уже старина ) А я - настоящий Плюшкин, что-то выкинуть для меня…

  • Дочитала

    я роман Ефремова «Лезвие бритвы». И как-то так получается, что последнее время я больше критикую прочитанное, нежели восторженно…

  • Мир, труд, май!)

    С праздником, кто празднует!) Всех благ! Я сегодня собираюсь быть совершенно солидарной со всеми трудящимися, ибо надо мыть, чистить, стирать и так…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments