kudesnica27 (kudesnica27) wrote,
kudesnica27
kudesnica27

Марианна. Часть 18.

В этот же день, вечером, за ужином Эльга потребовала у Марианны для молодого человека такого же амулета, что висел у нее на шее.
- Лев не заходит в его покои, - холодно возразила та.
- Да, но Конрад уже может выходить из комнаты. Не сидеть же ему там постоянно, как в тюрьме!
- Может выходить, лев не тронет, а других диких зверей сейчас в замке нет. Зима. Лес спит.
- Да, но скоро весна…
- Пусть думает сам. Он сам сюда пришел. К лету он выздоровеет и уйдет.
- Как уйдет?!
- Как пришел.
- А я? А как же я?!
- А ты знаешь своё предназначение.
- Нет! Так дело не пойдет…  - Эльга от возмущения не находила, что  сказать.
- Он пришел за мной, - через некоторое время, собравшись с мыслями, твердо заявила она. – Стало быть, без меня он не уйдет!
- Вряд ли.
- Что вряд ли?
- Вряд ли – за тобой.
- Интересно, а за кем же?! – девушка от изумления даже хихикнула. – Уж не за Вами ли?! Или, может, ему гномы нужны?
- Не знаю. Но ему не стоит верить.
- Да почему же?! Почему не стоит? Кому же мне верить? Может быть, Вам? Но Вы – безумная старуха, которая сама не знает, чего хочет!  Мне кажется, Вы просто боитесь умереть в одиночестве, вот и придумали эту хитроумную идею: притащили меня сюда, чтобы я скрашивала Ваши последние дни!  Но ничего у Вас не выйдет! Потому что я теперь не одна, и не хочу быть для Вас игрушкой. Он пришел за мной, и уйдет со мной! Он, по крайней мере, молод и разумно мыслит, и у него не могло быть иных причин рисковать своей жизнью, добираясь сюда, и не верить ему  - в моем положении  - просто глупо!
Эльга не смогла понять, какие эмоции вызвала у колдуньи ее тирада: женщина опустила глаза и сидела неподвижно. Лишь при словах о боязни смерти, как показалось говорившей, волшебница слегка вздрогнула.
- На его теле нет боевых ран, - ровным тоном только и ответила старуха.
- Что? – откликнулась девушка.
- Это странно для рыцаря.
- Как нет? – упавшим голосом переспросила Эльга.
- Я не увидела. Есть свежие шрамы от когтей животных, есть царапины, но следов ран от боевого оружия – нет.
- Ну и что? Возможно, ему просто очень везло на турнирах. Он – молод… Может быть, он даже в них не участвовал еще? – пытаясь защитить своего подопечного, предположила девушка.
- Ему минимум – тридцать лет.
Сказав эти слова, прозвучавшие для Эльги столь жестоко, колдунья встала из-за стола, давая понять, что она утомилось от длинной беседы, и разговор окончен. Мерными шагами она вышла из залы, а девушка осталась сидеть, не зная, что ей делать. Она потерялась, ей было обидно – хоть плачь. Она сознавала, что Марианна, скорее всего, права: не может рыцарь тридцати лет не получить ни одной раны в боях – боевых ли, турнирных или тренировочных… Но почему он  наврал? «Впрочем, он никогда и не утверждал, что – дворянин, - рассуждала Эльга, пытаясь восстановить в памяти все разговоры с Конрадом. – Он говорил, что пришел за мной, был среди рыцарей, которых послал мой батюшка… Ну конечно же! Он – простолюдин, и не захотел в этом признаваться, чтобы не оскорбить меня, не задеть моих чувств! Ведь рыцари не дошли, повернули, а он, возможно, один из их слуг – дошел. Он побоялся признаться, подумав, что я отвернусь от него; не захочу, чтобы меня спас простой человек!  Как это деликатно с его стороны!.. Но, всё же, как жаль, что он – не благородного рода! Как жаль!»  Девушке взгрустнулось, она подумала: как не справедливо, что такие синие глаза – то ласковые, то веселые – принадлежат человеку низкого происхождения... Но с этой поры, она решила, всё-таки, вести себя с Конрадом более сдержанно.
Tags: Марианна, сказка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment